Сәрсенбі, 1 Сәуір 2020
Алашорда 5719 30 пікір 21 Ақпан, 2020 сағат 11:23

Казахские большевики и «гибель казахского народа»

Часть VIII (Заключительная)

«Авторитарные режимы опираются на тёмные стороны

человеческой натуры, демократические – на её светлую сторону».

Среди отечественных историков и демографов до сих пор нет единого мнения не только о подлинном масштабе голода в Казахстане 1932-1933 гг., но и о том, какова была действительная численность казахского народа накануне этой трагедии, трагедии, не имеющей аналогов во всей истории человечества. Важно подчеркнуть, что все противоречия о числе жертв национального бедствия народа происходили из-за отсутствия, точнее, из-за сокрытия достоверных статистических сведений о подлинной численности казахов накануне массового голода (фото № 1). Немалую лепту в эти противоречия, чаще всего преднамеренно, вносят учёные из современной России, которые пытаются опровергнуть исследования казахских историков и демографов 1990-х гг. и занижают количество погибших и откочевавших от голода в сопредельные страны, опираясь лишь на официальные статические данные СССР [1]. Не углубляясь в тему, но чтобы представить себе подлинный масштаб национального бедствия казахов 1931-1933 гг. (именно 1931-1933 гг., поскольку голод начался с 1931 г., о чём неопровержимо свидетельствуют архивные материалы. – С.А.), достаточно взять за основу данные первой всероссийской переписи населения 1897 г. Так численность народа, назвавшего своим родным языком казахский, по итогам первой всеобщей переписи 1897 г., равнялась 4 084 тысячам [2, с. 577-578], узбеков - 726 534, киргиз – 201 682, туркмен – 281 357 [3]. Далее приведу следующий сравнительный анализ:

Как видно из статистических сведений переписи 1897 г., что в начале ХХ в казахов было в 2 раза больше всех остальных народов всей Центральной Азии (киргиз, узбеков, сартов, туркмен и таджиков) вместе взятых. Между тем, необходимо почеркнуть, что данные о численности казахов по первой переписи 1897 г. были не совсем объективными. Поскольку, как подчёркивалось в обращении группы казахской интеллигенции во главе с Букейханом (замечу, что А.Н. Букейхан и ряд его близких соратников по «Алаш» непосредственно участвовали в переписи 1897 г., работая в составе экспедиции Ф.А. Щербины 1897-1901 гг., и повторной переписи в Кокшетауском уезде 1907 г.) к казахскому народу под заголовком «Қазақ халқына!» (букв. «Казахскому народу!»), опубликованном в газете «Қазақ» в 1917 г. в связи с предстоящей переписью населения, в ходе первой всеобщей переписи 1897 г. и повторной переписи населения Кокшетауского уезда спустя 10 лет – в 1907 г., казахи скрывали или уменьшали количество своих детей допризывного и призывного возраста из-за подозрений и страха, что «перепись производится с целью призыва их детей на службу в русскую армию» [4, с. 1]. Немало казахских семей просто откочевало в глубь степи, чтобы избежать переписи. Необходимо добавить, что первая перепись в империи вызвало массовое недоверие и огромные волнения по всей России и во всех народах, в том числе в русском крестьянстве [5]. Но, тем не менее, если взять хотя бы эти данные о казахах в 4 084 тыс. и умножить её на самый низкий показатель прироста среди других народов ЦА - в 1425,6% или 14,2 раза (прирост туркмен), то численность казахов на сегодня должна была составить 57,9 млн человек (!), или если умножить на средний показатель прироста в 2274, 5% или 22,7 раза (прирост киргизов), то казахи сегодня составили бы - 92,8 млн человек (!), что заметно больше населения современной Турции на текущий момент (82 млн). Если учесть тот факт, что казахи на всём протяжении своей истории кочевой культуры вплоть до первой половины ХХ в. имели самый высокий в мире коэффицент естественного роста населения, равного 2,5, то следовало бы  официальную численность 1897 г. в 4 084 тыс. умножить на 3421,5% или в 34,2 раза (прирост узбеков), чтобы получить наиболее вероятную численность казахов к 2018 г., равную 139,7 млн человек. «Масштабы трагедии были столь чудовищны, - говорится в материале Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова (ИИиЭ им. Ч.Ч. Валиханова) МОН РК «Коллективизация в Казахстане» от 01.08.2013 г., - что мы с полной моральной ответственностью можем обозначить её как проявление политики геноцида. Такая констатация вытекает из строгих норм международного права, зафиксированных в международной конвенции «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» [6].

Фото № 1. Факты о каннибализме во время голода в Казахстане 1931-1933 гг.

Далее, процитировав сухие официальные статитические данные о том, что к концу голода в 1933 г. численность казахов составляла менее, подчеркиваю - МЕНЕЕ 2-х млн человек, едва достигнув 2 181 тыс. лишь к 1937 г. [7], необходимо констатировать следующее. В начале ХХ в. казахи являлись пятым по численности народом до и послереволюционной России. Ещё в 1914 г. лидер «Алаш» А.Н. Букейхан в статье «Мұсылман сиезі» (букв. «Мусульманский съезд») подчеркивал: «Среди тюркских народов нет других народо-государств, сплочённо занимающих на одной территории огромной численностью, как наши казахи» (ориг.: «Түрік затты халықта біздің қазақтай бір жерде тізе қосып, қалың отырған іргелі ел жоқ») [8, т. ХІ, c. 72]. «Даже в том случае, если казах, как прежде, утаил число своих домочадцев, а статистик «ошибся» в своей статистическом отчёте, казахское население Туркестана и Казахстана (за исключением казахов Бухары и Хивы) составляет сегодня не менее 6 млн. 470 тыс. человек», - заявлял тот же А.Н. Букейхан в своей заметке, опубликованной в 1924 г. в печатном органе партии и правительства КазАССР – газете «Еңбекші қазақ» (сегодня «Егемен Қазақстан», аналог «Казахстанской правды») [9, с. 3]. Следует заметить, что автор здесь вёл речь о численности этнических казахов, населяющих территорию одноименной республики в границах до 1925 г. Вместе с сородичами из Бухары и Хивы, этнические казахи могли составить не менее 7 млн. Советская власть, искусственно организовав человеконенавистический голод, злонамеренно прервала преемственность поколении казахского народа, уничтожила его историческую память, истребила основной генофонд нации, cломала его вольный степной дух, превратив его в малочисленную тюркскую народность без исторических корней, самобытной культуры, языка, с исковерканнным этнонимом («казах» вместо «казак»), рабской психологией и послушанием. Затем чтобы окончательно ассимилировать казахов последовали ещё два акта. Первый, 13.11.1940 г. был принят закон «О переводе казахской письменности с латинизированной на новый алфавит на основе русской графики», второй - в 1944 г. ЦК ВКП (б) приняла постановление о запрете изучения истории тюркских народов, прежде всего казахского народа.

Так что же предшествовало этому геноциду и этноциду против казахского народа, что стало главной её причиной?

Предвестником грядущей общенациональной трагедии стало назначение ответственным секретарём Казакской краевой коммунистической партии ВКП (б) Ф.И. Голощёкина. Как И. Сталин, малообразованный «семинарист-недоучка» (выражение его коллеги по партии Л.Д. Троцкого), для реализации своего чудовищного замысла в Казакской АССР мастерски подобрал себе подобного малообразованного (выпускник зубоврачебной школы в Риге), хлоднокровного, безжалостного цареубийцу (один из организаторов убийства семьи царя Николая ІІ) Ф. Голощёкина, так и он, в свою очередь, умело подобрал себе подобных малообразованных, бездушных карьеристов как послушных и ретивых исполнителей из числа казахских коммунистов-большевиков. Речь идёт, в частности, об Измухане Корамысулы (Курамысов) – ІІ-м секретаре КазКрайКома ВКП (б) (1925-1934), Оразе Исаулы (Ураз Исаев) - председателе СНК Казахской АССР-ССР (1929-1938), Ельтае Ерназарулы (Тышканбаев) - председателе ЦИК Казакской АССР (1927-1934). Прибыв в Казахскую АССР в качестве партийного вождя – первого руководителя республики в 1925 г., Ф. И. Голощёкин стал отстранять от власти неугодных себе казахских деятелей. Так С. Кожанулы, С. Садвакасулы, Н. Нурмакулы, А. Алибекулы и др. были отстранены от власти и отозваны в Москву. На посту председателя КазЦИК Жалау Мынбайулы (Мынбаев) в 1927 г. заменил Ельтай Тышканбайулы (Ташканбаев), который на этот пост взлетел с должности секретаря волостного комитета ВКП(б). На посту председателя СНК КазАССР Ныгмета Нурмакулы в 1929 г. заменил Ораз Исаулы. В руководстве КазКрайКома Ф. Голощёкин своим заместителем – ІІ секретарем взял Измухана Корамысулы.

Кого из себя представляли новые руководители Казахской АССР?

Измухан Корамысулы (1896-1938) – образование - начальная русско-казахская школа. В 1916-1917 гг. работал в скотобойнях Оренбурга, затем в родном ауле участвует в создании первых совдепов. Был назначен секретарём, а затем председателем Туз-Тубинского волисполкома. Вступив в партию в 1921 г., избирается членом Акбулакского уездного исполкома. В 1923 г. назначен инструктором, а затем - замзаведующего орготделом Актюбинского губкома ВКП (б); в 1924 г. в Оренбурге помощник ответ. секретаря Киргизского обкома РКП(б). 1925-1934 гг. – 2-й секретарь КазКрайКома ВКП(б), одновременно в 1932-1933 гг. первый секретарь Алма-Атинского обкома ВКП(б). На этом посту участвовал в политике массовой конфискации, приведшей к массовому голоду.

Ораз Исаулы (1899-1938) – казахско-советский государственный деятель, председатель СНК Казахской АССР-ССР (1929-1938). В эти годы он состоял членом особой тройки, созданной по приказу НКВД СССР Николая Ежова от 30.07.1937 г. № 00447 [10] и активно участвовал в сталинских репрессиях (Тройки НКВД СССР или республиканские, краевые и областные тройки НКВД СССР - органы административной (внесудебной) репрессии при республиканских, краевых и областных управлениях НКВД СССР, созданные в целях проведения операции по репрессированию «антисоветских элементов» и действовавшие в СССР с августа 1937 по ноябрь 1938 года. Состояли из трёх человек — начальника, секретаря и прокурора, чем и обусловлено их название). В его бытность главой СНК КазАССР за его подписью было издано постановление от 05.02.1936 г., согласно которому было исковеркано обозначение казакской нации – этноним казак изменили на КАЗАХ. За верность и усердную службу ВКП (б) отмечен повышением по службе: с 1930 по 1937 гг. кандидат в члены ЦК ВКП(б) (1930-1937), с октября 1937 г. - член ЦК ВКП(б). Постановлением пленума ЦК ВКП(б) № 11 от 12.10.1937 г. - член Президиума ЦИК СССР (1935-1938), кандидат в члены Президиума ЦИК СССР (1929-1935).

Ельтай Ерназарулы (1887-1945) – малограмотен, едва читал и писал. И исключительно по-казахски. В молодости батрачил. В 1907-1919 гг. чернорабочий кожевенного завода; в 1919-1927 гг. - секретарь аульной ячейки, председатель волостного комитета (волком) бедняцкого союза «Кошчи»; с должности секретаря волкома ВКП(б) избран на пост председателя ЦИКа республики. Он по рекомендации Ф. Голощёкина («такая фамилия не подобает председателю ЦИК республики»), которому понравился скромный шаруа, поменял свою фамилию с Тышканбайулы на Ерназарулы (Ерназаров). На этом посту он также возглавлял комиссию, руководившую конфискацией хозяйств крупных баев в 1928 г.

Неудивительно, что массовое преследование бывших алашординцев и их единомышленников из числа первых казахских большевиков, массовая конфискация байских хозяйств и массовая принудительная коллективизация, повлекшие за собой катастрофический для казахов голод, удивительным образом совпали по времени – 1928-1933 гг. Именно в эти годы появляются ряд соответствующих постановлений КазЦИК и СНК КазССР, как, например, «О конфискации байских хозяйств» от 27.08.1928 г. (фото № 2), «Об уголовной ответственности за противодействие конфискации и выселении крупнейшего и полуфеодального байства» от 13.09.1928 г., «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством и байством» от 19.02.1930 г. и т.д. В частности, как известно из официальной отечественной истории, в 1929 г. более чем 40 видных деятелей «Алаш» во главе с А. Байтурсынулы арестованы, под конвоем доставлены в Москву и заключены в тюрьму Бутырка. Параллельно этой акции началась широкомасштабная кампания по конфискации байских хозяйств (фото № 3). Как отмечалось в вышеупомянутом материале ИИиЭ им. Ч.Ч. Валиханова, её масштабы в Казахстане пока не поддаются точной оценке. Десятки тысяч хозяйств высылались за пределы округа проживания в границах республики. Кампания раскулачивания вылилась в широкие репрессивные акции по отношению теперь и к шаруа. 07.08.1932 г. был принят закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», предполагавший наказание в виде расстрела, а при «смягчающих обстоятельствах» 10 лет тюрьмы с конфискацией имущества. Только за первый год действия этой антиконституционной нормы в Казахстане было осуждено 33 345 человек. Так называемые раскулачиваемые подводились под ряд других статей уголовного характера. При этом отсутствовало какое-либо подобие судебного разбирательства. Все решалось «тройками», членом которой являлся  Ораз Исаулы. За 5 лет, с 1929 по 1933 гг., тройкой ПП ОГПУ в КазАССР, по неполным данным, было рассмотрено 9805 дел и принято решений в отношении 22 933 лиц, из них к высшей мере наказания - расстрелу было приговорено 3 386 человек, заключению в концлагерях от 3 до 10 лет - 13 151 чел. [6].

Беспрецедентный урон понесло традиционное казахское животноводство. В 1928 г. в республике насчитывалось 6509 тыс. голов крупного рогатого скота, а в 1932 г. всего 965 тыс. Даже накануне войны, в 1941 г., доколхозный уровень не был восстановлен (3335 тыс. голов). По данным А.Н. Букейхана, в 1913 г.  поголовье овец и коз составляло 30-36 млн., то в 1932 г. осталось 1 млн. 386 тыс. Из поголовья лошадей, определявшегося на 1928 г. в 3,6 млн. голов, физически выбыло 3,2 млн. Практически перестала существовать такая традиционная для казахов отрасль, как верблюдоводство: к 1935 г. осталось всего 63 тыс. верблюдов, тогда как в 1928 г. их насчитывалось 1042 тыс. голов [6].

Вследствие чего в 1930-1931 гг. ситуация в Казахстане стала катастрофической, что заставило бывших казахско-советских руководителей, отозванных в Москву, и элиту Алаш забыть о существовавших противоречиях и обидах. Вот как это описывал в своих показаниях Ныгмет Нурмакулы следователю ОГПУ в бутырской тюрьме в 1937 г., председатель СНК Казахской АССР в 1925-1929 гг. (фото № 4): «Период 1930-1933 гг. для Казахстана был особенно тяжелым, …ошибки казахского руководства привели к резкому упадку животноводческого хозяйства, невиданному голоду и массовым откочёвкам казахского населения из Казахстана. Будучи убеждённым в том, что Казахским руководством проводится великодержавно-шовинистическая, колонизаторская политика, я, как и другие националисты, встал на путь борьбы» [11, л. 30].

Н. Нурмакулы далее отмечал, что из переписки и личных бесед с коллегами из Казахстана имел яркое представление «об ужасах», творившихся в родной республике. Из беседы с Т. Рыскулулы, состоявшейся в 1931 году в его кабинете в Кремле, он заключил, что Рыскулулы взялся за объединение всех национально настроенных и недовольных положением в Казахстане и тогдашним казахским руководством, чтобы повести борьбу с этим руководством организованно. «Объединение нас, Рыскулова, Ходжанова и меня, означало создание руководящего ядра», - заявлял далее Н. Нурмакулы [11, л. 35]. По его свидетельству, Т. Рыскулулы, занимая пост заместителя председателя СНК РСФСР, в качестве превентивного метода борьбы с «великодержавно-шовинистической и колонизаторской политикой» Ф. Голощёкина предложил опять же... служебную записку,

Фото № 2

Фото № 3. Сведения о конфискованном скоте у баев-полуфеодалов в 1928 г.

не забывая при этом о своей личной карьере: «Одной из конкретных форм этого организованного выступления, по мнению Рыскулова, должно быть организованное давление на ЦК ВКП(б) с изложением положения в Казахстане в нашем представлении, о провале руководства Казахстана, о недовольстве им казахского населения. По высказанному мнению Рыскулова, эта записка должна быть подана за многими подписями, которые надо собрать в Казахстане. Наряду с этим Рыскулов расчитывал, в результате этого, в ближайшее же время добиться своего назначения на пост председателя СНК КазАССР» [11, л. 35]. Однако весь эффект двух служебных записок Т. Рыскулулы, а также письменного обращения к Сталину главы СНК КазАССР Ораза Исаулы от августа 1932 г. заключался в том, что 17.09.1932 г. И. Сталин подписал постановление ЦК ВКП(б) «О развитии животноводства Казахстана». Это постановление, принятое в самый разгар голода, явилось наоборот зловещей иронией над великим степным народом и его традиционным скотоводческим хозяйством, имеющим глубокую историю в несколько тысяч лет (совместные исследования английских и американских учёных потвердили, что лошадь впервые была приручена на территории современного Казахстана 6 тысяч лет, или 60 вв. назад). Ровно 100 лет назад, в 1832 г., «казахский геродот» А.И. Левшин писал: «Стада овец изумляют здесь многочисленностию своею. Едва ли есть где-нибудь в мире такая страна, в которой бы видно было их более» [12, c. 375].

Фото № 4. Руководство Казахской АССР с генеральным секретарем ЦК ВКП (б) И. Сталиным в Кремле: (во втором ряду слева направо) первый - ответственный секретарь КазКрайКома ВКП (б) Ф.И. Голощёкин, второй – редактор партийно-правительственной газеты «Еңбекші қазақ», далее – председатель ЦИК КазАССР Жалау Мынбайулы, И. Сталин, Измухан Корамысулы (вероятно), председатель СНК КазАССР Ныгмет Нурмакулы, последний - неизвестно. Москва, Кремль, 1926-1927 гг.

Всё же «об ужасах», творившихся в Казахстане в 1930-1933 гг. под началом Ф. Голощёкина, приведшей к неимеющей по сей день аналогов в истории человечества катастрофе – гибели почти 70% коренного казахского населения, лучше охарактеризовал лидер этого многострадального народа Алихан Букейхан, находящегося в заточении в тюрьме Бутырка в Москве. В своих предпоследних показаниях от 06.08.1937 г. он заявил: «В Москве в разное время я имел связь с некоторыми студентами-казахами. Они посещали меня на квартире... В 1933 году, я помню, я говорил о гибели казахского народа» [13, л. 36].

Этот чудовищный геноцид над многомиллионным, самым крупным в мире тюркским народом Советская власть совершила руками его же сыновей коммунистов-большевиков под руководством своего наместника Ф.И. Голощёкина. Известный историк Талас Омарбек считает, что такие аппаратчики, как Ораз Исаулы, Абдолла Асылбекулы, Измухан Корамысулы, Сейткали Мендешулы, Елтай Ерназарулы и др. были «карьеристами, ценившими свои высокие места выше чаяний народа». Однако в этом списке уважаемого учёного-историка не нашлось место Алибию Джангильдину (он же Али-Иван-Али-бей Жалгабайулы-Степнов), Турару Рыскулулы, Сакену Сейфоллаулы и др. Кроме того историк слишком мягко охарактеризовал их роль в национальной трагедии казахского народа, как «карьеристов». Ни одна «величайшая» идея, навязанная извне, ни какая «развитая индустрия» и те десятки городов, которые якобы построены в Казахстане советской властью, не могут и не оправдают тех бесчисленных злодений, тех человеконенавистических экспериментов и их не то, что многомиллионных, а тех тысячей жертв массовых репрессий, понёсших народом Великой степи. Ответственность за этот геноцид несёт в первую очередь Коммунистическая партия (РСДРП (б), РКП (б), ВКП (б), КПСС) во главе с ее бессменным вождем в 1922-1953 гг. И. Сталиным и правительство СССР. Геноцид, согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеей ООН от 09.12.1948 г. в Парижe, является тягчайшим преступлением против человечества. Вместе с ними всю полноту ответственности должны нести и казахские коммунисты-большевики, руководившие КазАССР/ССР в 1925-1938 гг. Геноцид как преступление не имеет срока давности.

Ни одна «величайшая» идея, навязанная извне, ни какая «развитая индустрия» и ни те десятки городов, которые якобы построены в Казахской советской республике, не могут и не оправдают тех бисчисленных злодений, тех человеконенавистических экспериментов и их не то, что многомиллионных, а тех тысячей жертв массовых репрессий, понёсших народом Великой степи. Ответственность за эту величайшую трагедию, аналогов которой нет в истории всего человечества, одинаково должны нести и те казахские коммунисты-большевики, при которых всё это зло было допущено. Вот это и есть тот горестный и главный урок, которого мы обязаны были извлечь из нашей недавней истории.

Ни одна «величайшая» идея, навязанная извне, ни какая «развитая индустрия» и ни те десятки городов, которые якобы построены в Казахской советской республике, не могут и не оправдают тех бисчисленных злодений, тех человеконенавистических экспериментов и их не то, что многомиллионных, а тех тысячей жертв массовых репрессий, понёсших народом Великой степи. Ответственность за эту величайшую трагедию, аналогов которой нет в истории всего человечества, одинаково должны нести и те казахские коммунисты-большевики, при которых всё это зло было допущено. Вот это и есть тот горестный и главный урок, которого мы обязаны были извлечь из нашей недавней истории.

Но вместо этого, при обретении независимости, казахско-советская, крайне однобокая, мифологизированная и политизированная, история досталась нам в «наследство», в которой наши коммунисты-большевики «обрели»  луноликие образы.

Перечень первоисточников:

1 Алексеенко А. Н. Население Казахстана. 1920—1990 гг. - Алматы, 1993 г.

2 Букейхановъ, А. Н. Киргизы. // Костелянскій, А. Н. (ред.). Формы национальнаго движенія въ современныхъ государствахъ. 1910 г. СПб. - С. 577–600.

3 РГАЭ РФ (быв. ЦГАНХ СССР), фонд 1562, опись 336, ед.хр. 966-1001 (Разработочная таблица ф. 15А. Национальный состав населения по СССР, республикам, областям, районам); Тройницкий Н.А. - Первая всеобщая перепись населенія Россійской Имперіи, 1897 г. / Первая всеобщая перепись населения Российской Империи, 1897 г.

4 Бөкейханов Ғалихан, Байтұрсынов Ахмед, Дулатов Мирякуб, т. б. Қазақ халқына! (Есеп алу тақырыпты). //«Қазақ». – 1917. – 24 июня. - № 234. - Орынбор. - C. 1.

5 Котельников А. История производства и разработки всеобщей переписи населения 28 января 1897 г. - СПб., 1909;

6 Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова. Коллективизация в Казахстане. – Е-history, 13.01.2013 - https://e-history.kz/ru/contents/view/294

7 Всесоюзная перепись населения 1937 года: общие итоги. Сборник документов и материалов. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2007. – 320 с.

8 Бөкейхан Ә. Шығармалары – Сочинения. 15 томов. – Астана: Общественный фонд «Алашорда», 2018.

9 Бөкейханов Ә. Қазақ қанша?//«Еңбекші қазақ». – 1924. – 28 октября. - Орынбор. – С. 3

10  Большая российская энциклопедия: [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. - М.: Большая российская энциклопедия, 2004-2017.

11 ЦА ФСБ РФ. Дело № 12103 по обвинения Нурмакова Н.Н. Р-8336.

12 Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей (под общей редакцией академика М.К. Козыбаева). - Алматы: «Санат», 1996. – 656 с.

13 ЦА ФСБ РФ. Следственное дело № 12066 по обвинению Букейхана А.Н. Р-34862.

Султан Хан Аккулы

Часть І.  Кто они – первые казахские большевики?

Часть IІ. Тёмная сторона луны или кто они - первые казахские большевики?

Часть IІІ. Правда об Амангельды Иманове, воспринимавшим слово «большевик» как «кипчак»

Часть ІV. Бахытжан Каратайулы: «Я был коммунистом до Ленина»

Часть V. Кольбай Тогысулы: «С Лениным я давно находился в дружеской переписке»

Часть VІ. Пощёчина Турару Рыскулулы

Часть VIІ. Сакен Cейфуллин: «В ругательстве алашординцев... Я был один из первых»

Abai.kz

30 пікір