Жұма, 3 Шілде 2020
COVID-19 ҚАЗАҚСТАНДА. Жұқтырғандар — 41065. Жазылғандар — 13614. Қайтыс болғандар — 188
Жаңалықтар 1643 0 пікір 23 Ақпан, 2012 сағат 17:14

Европа разбирается со своим коммунистическим прошлым ("The New York Times", США)

Варшава - Несмотря на все свои достижения после падения железного занавеса, Польша долгое время сопротивлялась попыткам разобраться и прийти к согласию по поводу своего коммунистического прошлого - угнетения, слежек и даже массовых убийств. Общество предпочитало все забыть и идти дальше.

Поэтому кое-кого может удивить тот факт, что Польша и многие ее соседи из стран Центральной и Восточной Европы решили: пришло время довести до конца незавершенные дела. Внезапно возникла мощная волна разбирательств в виде действий властей и научных исследований. Кто-то при этом хочет закрыть страницу прошлого, кто-то - добиться расплаты.

Польский суд в прошлом месяце постановил, что коммунистические лидеры, стоявшие за принятием закона о военном положении в декабре 1981 года, были частью "преступной группировки". Болгарский президент пытается очистить дипломатические ряды от тех послов, которые работали агентами спецслужб. Правительство Македонии активно охотится за коллаборационистами, а новая конституция Венгрии разрешает судебное преследование коммунистов.

Читайте также: "Прощайте, товарищи!" - документальная сага о крушении коммунизма

Варшава - Несмотря на все свои достижения после падения железного занавеса, Польша долгое время сопротивлялась попыткам разобраться и прийти к согласию по поводу своего коммунистического прошлого - угнетения, слежек и даже массовых убийств. Общество предпочитало все забыть и идти дальше.

Поэтому кое-кого может удивить тот факт, что Польша и многие ее соседи из стран Центральной и Восточной Европы решили: пришло время довести до конца незавершенные дела. Внезапно возникла мощная волна разбирательств в виде действий властей и научных исследований. Кто-то при этом хочет закрыть страницу прошлого, кто-то - добиться расплаты.

Польский суд в прошлом месяце постановил, что коммунистические лидеры, стоявшие за принятием закона о военном положении в декабре 1981 года, были частью "преступной группировки". Болгарский президент пытается очистить дипломатические ряды от тех послов, которые работали агентами спецслужб. Правительство Македонии активно охотится за коллаборационистами, а новая конституция Венгрии разрешает судебное преследование коммунистов.

Читайте также: "Прощайте, товарищи!" - документальная сага о крушении коммунизма

В воскресенье канцлер Ангела Меркель выдвинула на пост президента бывшего пастора и активиста из Восточной Германии Иоахима Гаука (Joachim Gauck), который превратил в постоянно действующий архив документы Министерства государственной безопасности, больше известного как "штази".

"Чтобы защититься в будущем от других тоталитарных режимов, мы должны понять, как они работали в прошлом, чтобы иметь своего рода вакцину", - заявил президент польского Института национальной памяти Лукаш Каминьский (Lukasz Kaminski). Похоже, что во всей Центральной и Восточной Европе наступил конец консенсусу молчания, когда критика и дискуссии не замалчивались, но голоса, призывавшие разобраться во всем до конца и подвести итог, звучали приглушенно.

Примириться с прошлым - этот нерешенный вопрос стоит перед посткоммунистической Европой уже несколько  десятилетий. Но сегодня он вызывает более широкий резонанс в глобальном масштабе, став темой для дискуссии в арабском мире, где в ходе народных восстаний люди свергают многолетних диктаторов. Там также возникают весьма неудобные вопросы по поводу причастности тех или иных лиц к диктаторской власти.

Арабские страны вынуждены решать те же самые вопросы вины и ответственности, что и Польша, а также остальные государства Восточной Европы, которые снова начинают серьезно в них разбираться. Время облегчает очную ставку с прошлым, которое кажется менее страшным, однако настоятельно требует, чтобы все проблемы были разрешены. Но опыт говорит о том, что пройдут годы, а возможно и десятилетия, прежде чем арабские страны начнут заглядывать внутрь самих себя.

Внезапный разворот в сторону прошлого в Европе происходит не только в сфере политики и юстиции. Да, проходят суды, выносятся вердикты, но одновременно появляются театральные постановки и документальные фильмы, боевики и исторические картины. И везде прослеживается попытка подвести итог прошлому, которое не дает о себе забыть.

В Польше почти миллион человек пришли в кинотеатры, чтобы посмотреть фильм Антония Краузе (Antoni Krauze) "Черный четверг", повествующий об одном эпизоде в 1970 году, когда правительственные войска расстреляли десятки демонстрантов в Гдыне и в других городах на польском побережье Балтийского моря.

Сценарий картины Краузе вынашивал сорок лет. Сначала он опасался коммунистических цензоров, а затем его поставила в тупик апатия в обществе. В прошлом году этот фильм стал хитом, причем именно из-за своей тревожной темы: как безоружных манифестантов и ни в чем не повинных зевак убивали на улицах или с особым садизмом избивали в полицейских участках.

Читайте также: Россия и Польша - 400 лет вражды

"В начале 90-х люди думали, что неправильно возвращаться к тем временам", - сказал 72-летний Краузе, сидя за чашкой кофе в оживленном торговом центре Варшавы.

Польша борется со своим прошлым на многих фронтах. После длившихся много лет судебных процессов суд вынес вердикт коммунистическим руководителям, правившим страной в 1981 году, когда было введено военное положение. Министр внутренних дел  того времени генерал Чеслав Кищак (Czeslaw Kiszczak) был приговорен к двум годам тюрьмы условно. Бывший коммунистический лидер Польши Войцех Ярузельский, который ввел военное положение, по состоянию здоровья был освобожден от уголовной ответственности.

В Болгарии новоизбранный президент пообещал отстранить от должности тех послов и дипломатов, которые сотрудничали с коммунистическим аппаратом государственной безопасности, хотя совсем недавно выяснилось, что 11 из 15 высокопоставленных церковных иерархов страны были в прошлом агентами спецслужб. Из-за этого президентский план встретил сопротивление в судах. В Македонии, которая входила в состав Югославии, конституционный суд в прошлом месяце временно приостановил планы властей по расширению поисков бывших агентов и тех, кто с ними сотрудничал.

В субботу избиратели в Латвии отвергли предложение о предоставлении русскому языку статуса второго государственного. Это подчеркивает, насколько Латвии сложно примириться со своим советским прошлым. Во время недавних демонстраций в Румынии манифестанты несли транспаранты и скандировали лозунги, в которых сравнивали все более непопулярного и авторитарного, по словам критиков, президента Траяна Бэсеску со свергнутым румынским диктатором Николае Чаушеску.

Читайте также: Латвия отказала русскому языку в статусе государственного

Даже в одной из беднейших стран Европы Албании национальный музей открыл в понедельник новый павильон, посвященный правонарушениям и злодеяниям коммунизма при диктаторе Энвере Ходже.

Появление этих проблем поколение спустя сопровождается полемикой и кажется неоднозначным. Зачастую споры вызывают сторонники жесткой линии, которые своими действиями провоцируют обвинения в сведении счетов и в политическом оппортунизме.

В Германии сотрудники контрразведки наблюдают за десятками депутатов парламента от Левой партии, в которую входят члены бывшей правящей Социалистической единой партии Германии (ГДР). "То, что они до сих пор вполне серьезно занимаются этим сегодня, когда на дворе стоит 2012 год, ставит меня в тупик, - говорит Грегор Гизи (Gregor Gysi), возглавляющий фракцию левых в парламенте, и также подвергающийся слежке. - Они до сих пор мыслят категориями холодной войны".

В новой конституции Венгрии, вступившей в силу 1 января, открыто и четко отвергается законность коммунистической конституции, что открывает возможности для новых судебных процессов. "Мы отвергаем любой срок давности по бесчеловечным преступлениям, совершенным против Венгрии и ее граждан при национал-социалистической и коммунистической диктатурах", - говорится в ней.

По словам директора будапештского Архива открытого общества Иштвана Рева (Istvan Rev), преемники коммунистической партии слишком быстро вернулись к власти в 1994 году. "Они слишком быстро пришли снова к власти, всего через четыре года после перемен, и они не ощущали необходимости серьезно посмотреть в глаза правде прошлого", - говорит Рев.

Читайте также: О коммунизме после его смерти

В большинстве случаев данные революции были незавершенными переворотами, этакой мягкой передачей власти. Коммунистические власти отошли в сторону, но на определенных условиях.

В Польше коммунисты вернулись даже быстрее, чем в Венгрии. В 1993 году там одержал победу Демократический левый альянс, усилив раскол в польском обществе между теми, кто был готов идти вперед, и кто не мог этого сделать.

"Я ждал некоего Нюрнбергского процесса над коммунизмом, - говорит Тадеуш Плужанский (Tadeusz Pluzanski), чьего отца пытала коммунистическая тайная полиция. - Не было никакой революции, был просто процесс преобразований".

В октябре Плужанский опубликовал книгу о том, что пришлось пережить его отцу и другим людям. У нее весьма раздражающий заголовок "Звери", а обложка забрызгана красными кляксами, похожими на пятна крови. К его удивлению, первые два издания тиражом 6000 экземпляров разошлись очень быстро, и теперь к выходу в свет готовится третье издание книги.

"Вместе с диктатурой приходит мрачное наследие, а когда диктатура уходит, сначала никто не хочет иметь с ней никакого дела, - говорит член правления польского Института национальной памяти Антоний Дудек (Antoni Dudek). - Обычно все начинается с приходом нового поколения, которое готово задавать неприятные вопросы".

35-летний Зигмунт Милошевский (Zygmunt Miloszewski) включил в свой детективный роман "Втягивание" побочную сюжетную линию о переживших все изменения деятелях тайной полиции. Книга стала бестселлером, а в прошлом году по ней сняли фильм. "У меня такое ощущение, что поскольку о том времени никто не дал никаких объяснений, основы моей страны пошли трещинами", - говорит в интервью Милошевский, моложавые черты лица которого живо подчеркивает всклокоченная борода и взъерошенные волосы.

В романе и в фильме вымышленные исследователи из Института национальной памяти раскрывают некую тайну. Закон о создании этого института был издан в 1998 году, а работать он начал в 2000-м. Сегодня институт хранит в 11 своих отделах и семи небольших отделениях по всей стране досье и документы длиной почти в 20 километров, если выложить их по прямой линии. Годовой бюджет института составляет около 65 миллионов долларов.

Институт проводит конференции и симпозиумы, сотрудничает с учителями по вопросам составления учебных планов и программ. Он опубликовал более 800 работ о нацистской оккупации и о коммунистическом периоде. Институт также оказал поддержку Краузе в создании фильма "Черный четверг".

Читайте также: Мэр румынского города надел нацистскую форму

Когда Краузе начал снимать свой фильм в Гдыне в 2010 году, он обнаружил, что местное население оказывает ему мощную поддержку и помощь. Добровольцы без уговоров бросались разгребать снег, местные власти без промедлений давали все необходимые разрешения, а компании отказывались от оплаты за натурные съемки на их территории. "Стало понятно - люди хотят, чтобы эта история была рассказана", - говорит Краузе.

Когда в феврале прошлого года настало время премьеры фильма, Краузе не был уверен в том, чего следует ожидать - ведь на просмотр явился не только премьер-министр и спикер парламента, но и вдова одного из погибших, игравшая центральную роль в картине. Когда после окончания фильма пошли титры, зал встал и наградил Краузе овацией.

С участием Иоанны Берендт (Joanna Berendt).

Оригинал публикации: Poland Leads Wave of Communist-Era Reckoning

Опубликовано: 20/02/2012 11:50

0 пікір