Сәрсенбі, 27 Қаңтар 2021
13350 5 пікір 4 Желтоқсан, 2020 сағат 12:39

Ответ специалиста : почему в Казахстане дорогой бензин?

Мы часто говорим, что Казахстан богат своей нефтью. Это уже превратилось в своего рода пафосное сочетание слов, но факт остается фактом. Казахстан богат нефтью. И здесь зарождается классический вопрос - почему в такой богатой нефтью стране дорогой бензин?

И вправду… В нашей стране бензин дорогой. К примеру с января 2020 года цена на бензин выросла на 10 тенге. Правительство связывает причину подорожания с ценами на бензин в России. Были и другие предположения. Мы задали эти вопросы специалисту нефтехимической промышленности Галымжану Жусанбаеву.


Немного о спикере:

Галымжан Омарулы в сфере нефтехимии работает с 2005 года. В том же году в ТОО ТЭК-Алматы”, «НК Қазақстан Темір жолы» АО занимался поставкой нефтепродуктов и угля.

Проработал Главным директором на заводе нефтехимии ТОО «SAT Operating Aktau», Главным директором в компании АО «Шымкент Мұнай Өнімдері». В 2010-2011 году в казахстанско-иранском посольстве участвовал в развитии нефтехимической отрасли, работал заместителем Посла по экономике. В 2011 году пришел в компанию ТОО «Petro Export», которая занимается хранением нефти и нефтепродуктов. До сегодняшнего дня является советником директора по коммерческим вопросам.


Неправда, что нет нефти для внутреннего рынка!

- Галымжан Омарулы, всю страну беспокоит этот вопрос - почему цены на бензин так завышены? Если Казахстан так богат нефтью, есть нефтеперерабатывающие заводы, так почему нефть не может покрывать внутренний рынок? Почему цены растут каждый раз?

- Здесь есть специфические вопросы. Вы правы, в Казахстане много нефти и она дешевая. У нас три нефтеперерабатывающих завода. Но сейчас почему-то часто говорят, что на внутреннем рынке нефти нет. Это неправда. Ведь в первые годы добычи нефти ее объем составлял всего 60-70 миллионов тонн в год. И ведь на внутреннем рынке было много нефти и нефтепродуктов?

А сейчас мы добываем 90 миллионов тонн нефти в год. Со временем это будет 120 миллионов. Объем постепенно повышается. Потому что сейчас технологии стали лучше и на самом деле нефть растет как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Кроме того, есть государственная помощь. Например, если у вас есть нефтяное месторождение, когда вы получаете на него лицензию, правительство обязывает вас поставлять от 5 до 30 процентов нефти на внутренний рынок.

Допустим, есть три нефтеперерабатывающих завода, эти заводы построены в Советском Союзе. Как было в те времена? К примеру, рисуют план одного завода, и все страны строят заводы именно по этому плану. Такие заводы есть и по сей день в Беларуси, России. Заводы тех стран перерабатывают до 20-25 млн тонн нефти в год, а такие же заводы в Казахстане перерабатывают всего лишь 4,5-5 млн тонн нефти в год… Непонятно почему.

А теперь попробуем ответить на этот вопрос. Например, сейчас машины начали ездить на газе. Это рыночная цена газа на внутреннем рынке. То есть государство обеспечивает внутренний рынок по низкой цене, газ продается на бензиновых заправках. Но откуда газ и где он продается?

Например, на АЗС в Актау газ стоит 50 тенге, в Шымкенте 55 тенге, а в Алматы 70 тенге. Получается, минимальная цена в Казахстане - 50 тенге. Таким образом, цена на газ в Нур-Султане и Алматы составит 70 тенге соответственно. Ведь разница в 30%. Это 30% - транспорт и другие расходы. Это означает, что 30% будет добавлено к начальной цене до того, как газ из Актау будет доставлен в Алматы.

Если цены на дизельное топливо снизить, люди будут жить в селе, а не в Алматы и Астане!

Взять бензин и дизель. По такой же цене он доступен и там где производится, и в Нур-Султане, и в Алматы. Например, в Нур-Султане и Алматы цена на бензин составляет 150 тенге, из которых 30% составляет 100 тенге. Таким образом, в трех нефтедобывающих регионах - Павлодаре, Шымкенте и Атырау - бензин должен стоить 100 тенге. А что насчет 30% дизельного топлива?

Сегодня 70% сельского хозяйства потребляет дизельное топливо. Если цена на дизельное топливо упадет, большая часть населения будет жить в сельской местности, а не в Алматы и Нур-Султане. Сельское хозяйство растет. Вы можете получить деньги от сельского хозяйства, чего здесь нет. Зарплата такая же, но стоимость меньше. Это   первый фактор.

Второй фактор - при переработке нефти график НПЗ «потеряется» с 10,2% до 20%, это называют «потери». Куда все это идет?

Позвольте мне объяснить это простыми словами. Например, при переработке нефти на графике завода есть  4% газа. Когда нефть закипает, газ начинает разлетаться до 35-50 градусов. Его удержать очень сложно. Удерживают специальными морозильными камерами. Если вы удержите эти 4% газа, куда уйдут оставшиеся 10,2-20%? Когда вы можете удержать 4% газа, разве нельзя удержать аж целых 10% нефти?

А теперь задумайтесь, если за месяц перерабатывается до 500 тысяч тонн нефти, из них 10% - это 50 тысяч тонн, не так ли? Это примерно 1000 вагонов. Если бы он пролился где-нибудь или полетел в воздух, люди были бы отравлены. Разве это не пустая трата?

Если вы вводите в оборот деньги за 100 тысяч тонн каждый месяц, то вы платите 20% КПН государству (корпоративный подоходный налог). Вот если 50 тысяч, вы заплатите 10 тысяч государству, 40 тысяч останется вам. Если 100 тысяч, 20 тысяч пойдут в пользу государства, 80 тысяч - вам. Тогда ваши расходы сократятся. Разве это не цена бензина на наших заправках? Вот если снизить цену на бензин на 100 тенге за колонку, а потом по этой ветке так же снизить, то будет 70-80 тенге, так? Значит, снизить можно. Ведь если вы платите КПН и делаете все легально, ваши расходы будут всего 10%.

Цены на наш бензин контролирует антимонопольный комитет. Но когда есть такие неофициальные затраты, как это проконтролировать? Это уже черные деньги.

- Хорошо, скажем у нас “потеря” от 10,2-20%. А какие цифры в мировых стандартах?

- Мировой стандарт - это когда максимум 0,5%

-Тогда куда уходят те 1000 вагон нефтяной “потери”?

- Идет на внутренний рынок. Вот вы спрашиваете, почему бензин дорогой, почему дизель дорогой?

К примеру, если раньше стоимость на бензин составляла 150 тенге, то дизель всегда стоил в два раза дешевле. Сейчас все наоборот, дизель стал дорогой. Дизель нынче 70 тенге. Ведь когда вместе кипятят 92, 96, 98 нефти, это 28% по графику этого завода. И только сам дизель все 30%. Не вся нефть может содержать бензин. Однако все содержит дизельное топливо. А дизель получить несложно. Например, чтобы извлечь бензин из нефти, его нужно дважды прокипятить. А дизель получается сразу. Все просто.

Теперь, до этой пандемии, у нас были ограничения на экспорт дизельного топлива и бензина. Теперь говорят: “Не ввозите бензин в страну, уже негде хранить, хватает”. А почему с дизелем не так? Если будет много дизельного топлива, снизится ли цена?

Есть еще один такой момент. Пошлина на печное топливо невысокая. Вывозить за границу не запрещено. Интересно, что дизельное топливо и печное топливо  схожи. Таким образом, наше дизельное топливо можно производить как печное топливо. Наверное, в этом причина нехватки дизельного топлива у нас...

К примеру, мне натяжно заправлять машину бензином за 150 тенге, а 190 тенге на дизельное топливо для трактора вы все равно заплатите. Он “кушает” в 5 раз больше.

- Как все это можно отрегулировать?

- Это могу только специалисты этой сферы. КПУ есть во всем мире. Это счетчики на нефтяных рынках. Сколько пролилось, сколько ушло, все видно. Год назад у нас это убрали. КПУ напрямую все показывает налоговому комитету, Министерству Финансов. Если снова поставить эти КПУ, все “потери” будут видны. А это значит они значительно уменьшатся.

А у нас народ против, говорят КПУ дорогое удовольствие. В любой даже сельской местности один АЗС стоит 10-20 млн тенге. А КПУ всего 5 млн. Хорошо, не надо ставить КПУ на заправки. Но в нефтяных складах он должен быть обязательно! Будет жесткий контроль - будет порядок. Меншее расходы порождают доходы, да и цены на бензин дизтопливо бы снизились.

- Когда у нас убрали КПУ?

- КПУ приняло Государство. Ведь это почти во всех странах есть. Кажется только в Казахстане нет. У нас ввоз был законом. Но этот закон рассматривали три года. Потом сказали нельзя, убрали. Хотя точнее будет сказать, лоббистские группы убрали.

Как я и сказал, к примеру, КПУ стоит 5-6 млн тенге. А нефтяной склад стоит 500 млн. А теперь КПУ и покупать не надо, есть что-то типа рассрочки, в месяц можно было бы платить по 100 тысяч тенге. А тут отдельные группы взяли и подняли шум среди всех АЗС, так и никто не стал устанавливать.

Если этих закономерностей можно было бы придерживаться, цены на бензин снизить будет нетрудно. Во-вторых, очень много тех, кто хочет  перерабатывать нефть. Сейчас во время пандемии нет ограничений. А коронавирус закончится, снова будут ограничения, скажут “вывозить нельзя”.

- Какие заводы самые активные в ЦА или СНГ?

- Сейчас хорошо работают Россия и Беларусь. Например в Беларуси нефти нет. Но у них до сих пор функционируют нефтеперерабатывающие заводы, построенные в Советском Союзе. Они работают по тем же стандартам, 25 млн тонн в год. Но сейчас нефть у них не только для своей страны, они еще и покупают у России и отправляют в Европу. Европейцы берут нефть по европейским стандартам. То, что мы сейчас используем, это все еще советский стандарт. А Беларусь, за счет европейского стандарта, делает модернизацию, и сейчас у них собирается до 13-15 тонн, один завод делает оборот.

Но европейский стандарт нам не подходит. Потому что мы все равно во многом отстаем. К примеру, приведу в пример атырауский завод, который я сам хорошо знаю. Находится в центре города. Построен в военные годы. В то время завод перерабатывал в год до 7 млн тонн нефти. А потеря была 3%. Конечно в то время не было новейших технологий, чтобы удержать газ. Сейчас много что модернизировалось. Сегодня атырауский завод дает в год 4,5-5 тонн нефти, а потери в 10-20%.

По закону все удобно. Платить максимум 20% КПН, и все! НДС возвращают. Все технологии есть. Это знаем мы, простые специалисты, но может люди “в верхах” об этом и не знают.

По последней модернизации в Казахстане в каждом заводе 2,5 млрд долларов. Мазут, бензин получают. Мазут - это вывод бензина из низших остатков. Это неэффективно для Казахстана. Потому что наша нефть во внутреннем рынке стоит дешевле мазута. Уж лучше увеличивать объем нефти. Можно ведь те же 10-20% потери устранить? Тогда наши заводы будут показывать результаты, появится интерес.

- У нас 3 НПЗ. Есть ли спрос с других стран?

- Из России отправляют нефть на переработку. Там это дорого. И сейчас все закрыто. Павлодарский завод меняется местной нефтью с Россией. У каждого завода своя специфика. К примеру, павлодарский завод через трубы только принимает российскую нефть. Это все слажено с советских времен. Нет такого, что везут вагонами и выливают. Нефть оттуда течет через трубы, и с нашей стороны отправляют также через трубы. Все равно нефть, которая приезжает в Павлодар по цене такая же как у нас для внутреннего рынка. Так как все рассчитывается по объему.

- Мы когда-то писали статью “Кто владеет казахстанской нефтью?”. Тогда мы заметили, что 40-50% владельцев компаний граждане Китая. В этой сфере Китай ведущая страна?

- Китай отличный специалист. Можно сказать, по миру лучшие в сфере нефтехимии. По всему миру заводы строят китайцы. Не думайте, что Китай сам строит. Китай строит по параметрам Америки, Европы с их лицензией. Например, если Китай построит нам завод, озвучат сумму, половину из этого они заплатят за лицензию Америке, Европе. Если не будет этой лицензии, другие страны покупать не будут. Поэтому не надо постоянно бояться китайцев.

- С какими из двух крупных соседних стран нам лучше тесно общаться в этой сфере?

- Вся техника и технология в Китае. Россия не сможет построить нам заводы. Если мы будем строить завод нефтехимии, мы не будем строить вместе с Россией, а будем строить с Кореей, Китаем. Сейчас дела обстоят так. Даже если Россия будет строить, все оборудование будет брать у Китая и Кореи.

- У многих в нашей стране есть русофобия и китаефобия. Помните, какой шум поднялся, на новость о новых 51 китайских заводах? В чем причина этого?

- Если Китай в этой сфере эксперт, их бояться не стоит. Я был в 10 городах Китая. Видел их заводы. Все построены по лицензиям Америки и Европы. Заводы у них чище наших городов. Людей мало, все компьютеризировано.

А еще я был в Иране. И у них строили заводы китайцы. И в Америке, и в Европе, и в России так же. Поэтому нет нужды бояться китайцев в этом.

- Можно ли отрегулировать то, что цены на товары в нашей стране напрямую зависят от курса доллара?

- Если мы будем использовать данный метод, курс доллара упадет. Например, если цены на дизель снизятся, это пойдет в сельское хозяйство. Оттуда будет экспорт. От экспорта будет доллар. Значит что? Доллара станет больше. Если доллара станет больше, цена на доллар станет ниже. А самое эффективное в этом, будет развиваться сельское хозяйство. У нас ведь много возможностей это сделать. Даже я сам занялся бы.

- Спасибо вам за интервью! Успехов вам!

- И вам спасибо!

Подготовила Нурбике Бексултанкызы

Abai.kz

5 пікір