Сәрсенбі, 29 Қаңтар 2020
Жаңалықтар 1574 0 пікір 26 Қазан, 2011 сағат 05:32

ИЗ КНЯЗЕЙ – В ГРЯЗИ

Маргинализация среднего класса - мина замедленного действия для Казахстана

Не так давно одна казахстанская аналитическая организация представила свой очередной социологический опрос, в котором подтвердила тренд последних лет, связанный с ростом эмиграционных настроений в Казахстане. По мнению Института политических решений, о переезде за бугор задумывались около 2,5 миллиона человек. Причём эти настроения выявлены в основном среди представителей среднего класса. Если данные цифры соответствуют действительности, то в государстве возникает реальная проблема, связанная с сокращением социального слоя, наиболее лояльного к власти.

Формула нелюбви

Маргинализация среднего класса - мина замедленного действия для Казахстана

Не так давно одна казахстанская аналитическая организация представила свой очередной социологический опрос, в котором подтвердила тренд последних лет, связанный с ростом эмиграционных настроений в Казахстане. По мнению Института политических решений, о переезде за бугор задумывались около 2,5 миллиона человек. Причём эти настроения выявлены в основном среди представителей среднего класса. Если данные цифры соответствуют действительности, то в государстве возникает реальная проблема, связанная с сокращением социального слоя, наиболее лояльного к власти.

Формула нелюбви

Во многих устойчивых политических системах социальную структуру схематически можно представить в виде эллипса, верхнюю и нижнюю части которого образуют, соответственно, элита и бедные слои, а промежуточную, значительно превосходящую их по численности, - средний класс. Кроме того, некоторые исследователи еще выделяют так называемый протосредний класс - социальную группу, которая стоит на границе между средним классом и малоимущими. При благоприятных условиях эта группа может войти в средний класс. Как говорят социологи, устойчивость любого государства определяется наличием формулы «10+70+10+10», где богатые, протосредний класс и бедные слои населения составляют всего 10%, а остальные 70% принадлежат к твердым середнячкам. При формуле социальной нелюбви - «10+40+10+40» - уже необходимо включать красный сигнал тревоги, ибо при такой структуре общества есть риск роста радикальных идей в любой форме: от националистических и псевдорелигиозных - до анархистских. Кстати, в Греции, где сейчас разрастается народный бунт, огромное число представителей среднего класса из-за кризиса спустились либо на протосредний уровень, либо еще ниже - к бедным слоям населения.

Что касается Казахстана, то, судя по недавнему заявлению министра труда и социальной защиты РК Гульшары АБДЫКАЛИКОВОЙ, черта бедности в стране на IV квартал 2011 года была определена в размере 40% от прожиточного минимума, который сейчас составляет 16 844 тенге в месяц. Как выясняется, на сумму чуть больше этого минимума живут разные социально-демографические группы - от молодых мигрантов в городах до стариков. По официальным данным, почти полмиллиона пенсионеров у нас получают около 24 тысячи тенге в месяц, что в условиях роста инфляции и цен на коммунальные услуги вряд ли даёт ощущение достойной жизни. Еще около 1 миллиона получают средний размер пенсии - почти 36 тысяч тенге. Хотя не лучшая старость ожидает и тех, кто лет через двадцать вообще не будет получать никакой пенсии в рамках накопительной пенсионной системы. Многие эксперты уже не раз обращали внимание на то, что около 2,7 млн. человек,  которые относятся к категории «самозанятых», не делающих пенсионных отчислений, в будущем просто выпадут из системы социальной защиты, что явно не обеспечит им материальный достаток на уровне среднего класса.

Анатомия среднего класса

Помнится, ещё весной этого года в интервью агентству Reuters премьер-министр РК Карим МАСИМОВ заявил, что в стране должны быть ликвидированы все препятствия на пути формирования среднего класса. В частности, речь шла о независимости судебной системы и обеспечении прав собственности. Вот только непонятно, какой образ представителя казахстанского среднего класса сидит в головах наших чиновников и каким критериям он, по их мнению, должен соответствовать?

Судя по всему, для нашего правительства таким критерием является объём ВВП на душу населения, который, по официальным данным, в 2011 году превысил $9 тыс. К 2016-му Министерство экономического развития и торговли РК хочет его нарастить до $17 тыс. Но объём ВВП при наличии  сервильной статистики - не самый надёжный показатель. Так сколько же всё-таки должен получать middle-class hero?

Например, московский Центр стратегических исследований заявил, что в России к среднему классу следует относить тех, кто зарабатывает от $500 до $3000 в месяц на члена семьи. Тогда как по методике Всемирного банка доходы должны составлять от $3,5 тыс. до $8 тыс. на человека в месяц. В США этот показатель равен около $3500, а в Бельгии - 2500 евро. И в понятие «средний класс» на Западе включают не только уровень зарплаты, но и наличие высшего образования, профессиональной квалификации, владение недвижимостью. Кроме этих объективных критериев, большую роль играет субъективное восприятие человеком своего положения - относит он себя к среднему классу или нет.

И если обобщать различные данные, то выходит, что средний класс в Казахстане, который концентрируется в основном в крупных городах, до кризиса мог составлять от 10 до 15%,  а протосредний класс - от 20 до 25%. Эти две группы входили в категорию самозанятого населения, а также малого и среднего бизнеса, что в совокупности и даёт нам итоговую цифру - от 35 до 40%.

При этом самым главным критерием среднего класса является его экономическая независимость от государства. Вот здесь и зарыта собака. В Казахстане на официальном уровне декларируется рост этой прослойки, но на самом деле особенность существующей экономической и политической системы этому росту препятствует. Ведь чрезмерный рост неэффективной бюрократии, правовой беспредел, диктат монополий и ФПГ, а также коррупция убивает основу любого среднего класса - малый и средний бизнес. У нас количество чиновников растёт прямо пропорционально сокращению представителей МСБ.

В результате возникает иллюзия, будто  ядром казахстанского среднего класса могут стать госслужащие: им регулярно увеличивают зарплаты, у них обычно нет проблем с жильём. Но все они материально зависят от государства и поэтому не способны стать «подушкой безопасности» в случае политического кризиса.

Новые бедные

В любом случае протосредний класс в Казахстане сегодня доминирует над средним. И опасность состоит в том, что многие представители среднего класса из-за кризиса утратили свой прежний социальный статус, спустившись к его нижней кромке. Правительство тем временем не исключает очередной волны финансово-экономических неурядиц в мире. А она уже может привести к резкому росту маргинальных слоев в обществе, которыми движут протестные настроения. В результате у социально-политической системы есть риск утратить запас прочности и оказаться в состоянии шаткого равновесия, если кризисная ситуация продлится слишком долго.

Здесь можно вспомнить интересный, хотя и спорный доклад американского исследователя Джона С. К. ДЕЙЛИ по поводу особенностей среднего класса в Казахстане, который был представлен несколько лет назад. В частности, он сделал вывод, что средний класс в нашей республике хочет только стабильности и возможности зарабатывать деньги, а это власть ему и обещает. То есть, реформируя экономику страны, власти преуспели лишь в том, чтобы обеспечить у среднего класса чувство политической стабильности. Возможно, до кризиса так оно и было: средний класс Казахстана был не склонен объединяться даже вокруг общих проблем; многие больше дорожили своей частной жизнью. Но сейчас у нас появились «новые бедные» из числа бывших представителей среднего класса, которые, в отличие от «старых», могут быть более социально активными.

Новые богатые

Богатство в Казахстане определяется не простым наличием активов, крупной недвижимости, капиталов и акций. Богатым часто является человек, имеющий постоянный доступ к распределению ресурсов. И в этом большая разница между богатыми людьми на постсоветском пространстве и в развитых странах, где богатство из категории материального накопления давно уже превратилась в принцип социальной ответственности. Без неё невозможно сформировать культуру богатства, которая также характерна для обществ со сложившейся социальной стратификацией.

Быстрый скачок «из грязи в князи» привел к тому, что богатыми людьми у нас часто становятся те, кто по своему образовательному, культурному и мировоззренческому уровню не готовы к этой роли. Для многих из них богатство - это самоцель, а не инструмент реализации своей социальной миссии.

Именно поэтому в своей известной книге «Система современных обществ», известный американский социолог Т. ПАРСОНС верно подметил: общество может быть самодостаточным только в той мере, в какой оно может полагаться на то, что деяния его членов будут служить адекватным вкладом в его функционирование. Если этого нет, то общество не является самодостаточным.

Вот почему для нашего государства необходимо увеличивать удельный вес среднего класса, который относится и к государству, и к собственной социальной миссии более ответственно, чем очень бедные и очень богатые слои. Наличие пирамидальной (а не эллипсоидной) структуры общества, покоящейся на обширном «маргинальном» фундаменте, с горсткой нуворишей на верхушке, - это мина замедленного действия, поскольку богатые и бедные давно уже живут в разных измерениях.

http://www.mk.kz/polit/2363-2011-10-24-03-22-11.html

0 пікір