Бейсенбі, 3 Желтоқсан 2020
COVID-19 ҚАЗАҚСТАНДА. Жұқтырғандар — 133887. Жазылғандар — 118004. Қайтыс болғандар — 1990
Жаңалықтар 2438 0 пікір 8 Маусым, 2013 сағат 12:24

Айдос САРЫМ: Наше государство – это педофил

О некоторых вопросах политической жизни мы беседуем с политологом Айдосом Сарымом.

 

– Айдос, в прошлый раз мы не договорили. Так вот, то, что процесс интеграции с Россией, в частности создание Таможенного союза, было ошибкой, сегодня признают даже некоторые чиновники из Акорды. Имеет ли будущее интеграция с Россией? На какие шаги могут пойти российские политики в случае отказа Казахстана и других стран от создания Евразийского союза? Как мы можем и должны сохранить национальный суверенитет от имперских амбиций Кремля?

О некоторых вопросах политической жизни мы беседуем с политологом Айдосом Сарымом.

 

– Айдос, в прошлый раз мы не договорили. Так вот, то, что процесс интеграции с Россией, в частности создание Таможенного союза, было ошибкой, сегодня признают даже некоторые чиновники из Акорды. Имеет ли будущее интеграция с Россией? На какие шаги могут пойти российские политики в случае отказа Казахстана и других стран от создания Евразийского союза? Как мы можем и должны сохранить национальный суверенитет от имперских амбиций Кремля?

– Подождите, СОБЯНИН – не РФ, а обычный, не самый популярный политолог, он в казахских СМИ выступает чаще, чем даже в российских. Ни в одной серьезной газете нет его интервью, как и у политолога ВЛАСОВА, которому дали столько денег, что он обязан уже стать женой или токал какого-нибудь акординского чиновника. По сути, если разобраться, чиновники, наши и российские, которые сегодня активно занимаются пиаром Евразийского союза, – это одна организованная коррупционная группировка, попросту тратящая как казахстанские, так и российские деньги налогоплательщиков. С одной стороны, откровенно радует, что продвижением интеграционных идей занимаются альхены и откровенно туповатые персонажи. Другое дело, что воруются бюджетные деньги, которые можно было бы потратить с пользой. Кто знает этих людей в нашей стране? Да никто. Они просто удобны нашим чиновникам, вот и все, о каком-то их авторитете говорить бессмысленно.

В прошлом году какая-то мелкая организация провела 10 круглых столов по теме ТС в течение полутора месяцев. И, что, мы стали Таможенный союз любить больше? Лучше понимать? Раньше мы говорили, что георгиевские ленточки бесплатно распространяются посольствами России (даже в Саудовской Аравии, хотя там вообще непонятно для кого). Это огромные бюджеты и банальный отмыв денег. Сегодня этим же занимаются, оказывается, и некоторые наши акиматы. Можно предположить, что некоторые деляги, попросту говоря, хмыри, могут где-то брать эти бесплатные ленты, а потом оформлять это в виде патриотического госзаказа. А наши чиновники, которые выделяют якобы на благие цели по 10–15 миллионов тенге, даже могут об этом и не знать.

По большому счету, сегодня у России нет шансов создать полноценный интеграционный проект. Для этого она сама должна меняться, но она в ближайшие 10–15 лет не поменяется. Мы же видим, что там происходит. В стране, которая победила фашизм, у самой фашизм на улице и в головах людей. Условно говоря, ПУТИН может вложить 15 миллиардов для пропаганды СССР, пропаганды Победы над фашизмом, но любой дурак в своем городе может свести все на нет своим личным фашизмом. Пока Россия не извинится за свои злодеяния перед казахами, чеченцами, корейцами, татарами, башкирами и другими нациями, никакого уважения к ней не будет, не говоря уже об интеграции. Даже после того, как она принесет извинения, потребуется смена двух-трех поколений, чтобы они могли трезво судить о чем-то. Путин ежегодно упоминал Казахстан 30–40 раз, а в прошлом году 124 раза, больше только США, и то, потому что враг. Это не просто предвыборное обещание Путина, но и его экзистенциальная цель в каком-либо качестве собрать союз. И в такой ситуации наши чиновники испугались: они хотели играть на трубе, а оказалось, что на них хотят жениться. Назарбаев создавал институты и атрибуты государственности, укреплял их не для того, чтобы завтра кланяться каждому кремлевскому клерку. Он этого насмотрелся в 70–80-е годы.

Говоря об интеграции, россияне имели в виду одно, а мы совершенно другое. Отчасти поэтому российские эксперты и медиаресурсы так ожесточенно набросились на казахских патриотов, экспертов, политиков. Им не нравится, что власть Казахстана хочет опереться

на собственный народ, на казахских националистов. Им нравится, когда власть висит в воздухе, когда она боится собственного народа, когда на нее можно давить и запугивать всякими страшилками про Китай или Запад. В их понимании казахи – просто имперский скот, который можно накормить и привязать в стойле. Слава богу, это не так. Казахам мало того, что они едят и пьют, есть вещи и более важные: уважение, честь, свобода, справедливость, память, история, язык, культура. Помнится, я как-то очень сильно поспорил с одним российским экспертом на тему, что важнее: быт или экзистенция? Я ему сказал: давай я тебя посажу в будку на цепь, буду пинать тебя время от времени, но при этом буду кормить тебя черной икрой, буду учить твоих детей, лечить твою жену бесплатно. И если ты так готов прожить хотя бы 5 лет, то я первый начну агитировать за Таможенный союз. Эксперт этот смутился и ничего мне не ответил. По сути, нам Россия сегодня предлагает то же самое. И эксперт тот прекрасно понял мою аналогию.

– Сегодня становится очевидным, что часть казахстанцев, особенно русскоязычные, настроены на российскую идеологию, часть казахскоязычных ушла в радикальный ислам, эти люди настроены на арабскую культуру и цивилизацию, кто-то отдаст душу за американские идеалы, и так можно перечислять долго. А есть ли у нас казахская идея? Почему она не востребована в обществе? Многие воспринимают казахскую идею как знание казахского языка, но ведь это понятие куда шире. Как сплотить общество для реализации не русской, арабской, турецкой или американской, а именно нашей, казахской идеи?

– Есть одна казахская идея вечного казахского государства. Какой бы правитель ни пришел, должно быть государство. В мире 7 тысяч народов, из них только 200 этносов достигли уровня государства и национального сознания. Да, сейчас нет абсолютно независимых стран. Россия, Китай, США и другие страны зависят друг от друга. Но какие-то вопросы мы имеем право решать сами, мы имеем право говорить на своей земле на своем языке. Мы имеем право выбирать своих руководителей. Мы имеем право решать, как нам тратить свои деньги. Мы имеем право развивать свою культуру и изучать свою историю. Смысл человеческой жизни – жить: дать потомство и дать ему нормальную жизнь. У государства та же функция. А наше государство сегодня – это педофил, которое насилует своих собственных детей. Наше государство в этом смысле само развращает и насилует собственных детей-граждан. Когда чиновники считают, что рост населения, увеличение продолжительности жизни его граждан проблемой, это уже проблема. Еще древние греки говорили, что главный признак роста государства – это увеличение его населения. Но наряду с физическим ростом пора уже говорить о духовном и культурном росте и воспроизводстве. Наши политики не должны забывать, что наше государство согласно своему паспорту социальное государство, которое несет перед своими гражданами вполне конкретные обязательства. А еще бы лучше, если бы мы, возможно, первыми в мире написали в своей Конституции, что мы еще и культурное общество. Но опять же, для начала нужно повысить уровень благосостояния людей. Как говорил поэт, все прогрессы – реакционны, если рушится человек. Смотришь новости и видишь, как некоторые родители насилуют своих детей, становится страшно. Это значит не только то, что у людей что-то не то в головах, но и то, что с государством и обществом у нас многое не в порядке. Если мы говорим о Казахстане, то надо говорить о нем как о вечном государстве, чтобы здесь жили комфортно, могли учить своих детей и были уверены в будущем. У людей должен быть шанс. Вот если десяти людям раздать по 10 баранов, то через год все бараны будут у одного или у двоих. Одни продадут, другие сьедят, третьи не смогут заниматься их разведением. Не все могут заниматься бизнесом, но у каждого должен быть шанс, возможность на равный старт. Я хочу, чтобы Назарбаев сказал: я уже целую вечность прожил, не всем мужчинам удается дожить даже до моего возраста, теперь я буду работать на историю, на то, чтобы государство, которое было создано, стало еще более сильным и вечным.

 

 

– Слухи о создании американской базы на казахской части Каспия вызвали широкий резонанс в российском обществе. Почему российская сторона так жестко отреагировала на такие разговоры? Какие последствия будет иметь реальное создание такой базы?

– Я считаю, что у нас не должно быть зарубежных военных баз вообще. У нас есть российские базы, которые вызывают недовольство казахской части нашего общества. С полигона Сары-Шаган ракета долетает до Астаны за 1–1,5 минуты, до Алматы за 2 минуты, мы не успеем даже развернуться. И если допустить, хотя бы теоретически, что завтра вместо Путина может прийти какой-то шизофреник, то… Поэтому нужно защищать наши стратегические районы, где сконцентрированы основные наши богатства – это Западный Казахстан. И пока в Казахстане существуют российские базы, то база США будет хотя бы как-то сдерживать Россию, а американцы будут защищать свои интересы в этом регионе.

Для нас пример те страны, кто первыми ушел от гнета, – это Прибалтика. Где все нормально живут, есть некие стандарты, примат законов, уважение к ним. Ведь русские оттуда не уезжают, даже если и плачут в жилетки. Главное, что там есть предсказуемый горизонт мышления и планирования. Экономика может расти, падать, но там власть будет зависеть от людей, от законов. Значит, можно планировать свое будущее и будущее своих детей, развивать бизнес и делать инвестиции. Тот же ЛУЖКОВ недаром просил гражданства в Прибалтике, да и многие другие. Главное условие – уважай законы страны, в том числе знай язык страны, будь лоялен. Если мы хотим уйти из-под России, мы должны строить нормальное правовое государство, где людям будет комфортно жить. Наше мультиязычие создает плохие условия прежде всего для русскоязычных граждан, да и многие бизнесмены не хотят сюда вкладываться, правила у нас шаткие. Мы должны строить именно правовое, некоррупционное государство. И оно рано или поздно будет казахскоязычным. Чем скорее это поймут и примут граждане, тем лучше они и будут жить.

 

– Отдельная часть оппозиции в лице КЕТЕБАЕВА выступила с призывом «уничтожить или критически ослабить государство». В интервью нашей газете известный политик ЖУКЕЕВ поддержал очень содержательный и критичный анализ Сергея ДУВАНОВА и также отдал отпор абсолютно безответственным тезисам Кетебаева. Хотелось бы узнать и ваше мнение относительно выступлений идеолога т.н. радикальной оппозиции Кетебаева.

– Знаете, Кетебаев – манкурт, который не имеет ни родины, ни флага, ни души. Он обычная крыса. Мне жалко АБЛЯЗОВА, что он вокруг себя собрал таких ублюдков, которые так думают.

 

– После выступления Назарбаева о переходе на латиницу в 2025 году эта тема широко обсуждалась в обществе. Часть нацпатов выступила против перехода на латиницу, часть «за», в том числе и вы. Разговаривали ли вы с теми, кто выступил против? Например, с ШАХАНОВЫМ. Почему вы выступаете за переход на латиницу?

– Если говорить о «письме 66-ти» – из подписавшихся 56 человек реально «за» латиницу. Например, Когабай САРСЕКЕЕВ, наш известный писатель, 19 числа в «Жас Алаш» публикуется против, а 21-го числа в «Ана тiлi» другая статья – «Наш исторический выбор». Мухтара Шаханова очень многие уважают, его ценят и любят. И когда он звонит, очень многие люди не могут ему отказать. У нас, к сожалению, уважение к старшим иногда перерастает в беспринципность. Я почему не поддерживаю референдум, потому что один вопрос нравится, второй не нравится, но если это так, то я не буду подписывать в целом. Сегодня пришло время принципов. Мухтар Шаханов велик, и, возможно, когда-то

скажут, что Назарбаев – мелкий политический деятель эпохи Шаханова, все возможно. О латинице говорили ученые и национал-патриоты много лет. Латиница – это выбор судьбы, выбор другого информационно-символического пространства, и он предопределит многое, надо и вопрос об алфавите политизировать. Это наше политическое будущее. Мы должны относиться именно так к перемене алфавита. Например, когда вы пересаживаете сердце, разве вас будет заботить, останется шрам у вас или нет? Думаю, что нет.

 

– И последний вопрос. Вы читали у нас статью вашего коллеги Талгата МАМЫРАЙЫМОВА, он говорил об экспертном сообществе Казахстана, что многие из экспертов продажные.

– Ну, все эксперты продажные – в том смысле, что зарабатывают деньги. Что значит «продажные»? Продажность в каком плане? Если работаешь за деньги, то это не страшно, но если ты каждый день меняешь свои убеждения и взгляды, то это да, продажность. Я этого не понимаю. Я вот чуть не подрался со Своиком, когда он говорил, что я работаю на Запад, на что я ответил: «Если у вас нет фактов, лучше молчать. Я же не говорю, что вы работаете на российские спецслужбы». Точно так же, прежде чем говорить о ком-то что-то, нужны факты. Поэтому давайте будем стараться оперировать фактами, либо все же оговаривать их возможность, когда остальные смогут опровергнуть или подтвердить сказанное.

Беседовала Инга ИМАНБАЙ

"Трибуна:Ашық Алаң Республиканская общественно-политическая газета"

0 пікір