Дүйсенбі, 23 Қараша 2020
COVID-19 ҚАЗАҚСТАНДА. Жұқтырғандар — 126182. Жазылғандар — 112806. Қайтыс болғандар — 1945
Әдебиет 1711 3 пікір 2 Қараша, 2020 сағат 13:27

Прикаспийское братство

Как известно, Азербайджанская Республика имеет сухопутные границы с пятью странами –  Россией, Грузией, Арменией, Турцией, Ираном. В море же мы соседствуем с четырьмя: опять же с Россией и Ираном, а также с двумя тюркскими государствами –  Туркменистаном и Казахстаном.

Как сказал Президент Азербайджана Ильхам Алиев: «Казахстан для нас начинается с Мангистау. Мангистау – это западные двери Казахстана и самое ближнее зарубежье. Каспий – фактор, объединяющий два братских государства».

Сегодня в Мангистау проживают 4 тысячи азербайджанцев, а в целом, в этой братской стране - более 150 тыс. наших соотечественников.

Казахстан для меня родная страна. В прошлом году я был приглашен в Нур-Султан (бывшая Астана) на проводившийся с 4 по 6 сентября Форум писателей.

Это уже мой пятый визит в братскую страну. Еще в советское время я побывал в Алма-Ате, после обретения Азербайджаном независимости в составе делегации, возглавляемой общенациональным лидером Гейдаром Алиевым, принял участие в праздновании юбилея Абая.

Астану (Нур-Султан) я посетил уже в третий раз.

Дни, проведенные мной в Астане в ноябре 2012 года, наполнены воспоминаниями, которые никогда не сотрутся более 150 тыс.  ей  из моей памяти. Тогда, в том далеком заснеженном городе мне вручили награду «Человек литературы тюркского мира». В этот раз в город Нур-Султан, названный в честь первого президента елбасы (лидера) Н.Назарбаева, мы поехали с руководителем пресс-службы Союза писателей Хаялом Рзой. Во время нашего пребывания в Нур-Султане посол страны в Казахстане Рашад Мамедов уделял нам особое внимание и проявлял заботу.

С моими друзьями, казахскими писателями Олжасом Сулейменовым, Мухтаром Шахановым, Нурланом Оразалиным, Толеном Абдихом мы время от времени встречаемся в Казахстане, Турции, а также в Москве и Баку. С переводчиком моей первой вышедшей в Казахстане книги Бериком Шахановым нас связывает семейная дружба, а его сын Газыбей – один из активнейших и   последовательных моих читателей. Никогда не забуду то неизгладимое впечатление, тех эмоций, пережитых много лет назад в Алма-Ате, когда в доме Берика я впервые услышал музыку Курмангазы, пропитанную бесконечной тоской казахских степей. И с нынешним председателем Союза писателей Казахстана Улыкбеком Есдаулетом нас связывают добрые отношения.

Как правило, прежде чем отправиться в какую-либо страну, я стараюсь поглубже ознакомиться с ее историей и литературой. Из разговоров с Рашадом Мамедовым, с казахскими друзьями и знакомыми, а также из приобретенных мной в Нур-Султане книг я еще больше узнал об этой стране.

В истории азербайджанского и казахского народов, в пройденных ими политических испытаниях, судьбах взращенных ими великих личностей есть много общего, объединяющего. В фундаментальном труде Натальи Задерецкой «Два народа – одна судьба» отображены некоторые интересные факты об этом сходствах. Именно эти сходства в судьбах наших народов сподвигли меня к написанию этих строк.

В этом первом форуме азиатских писателей под девизом «Общие корни, общее мировоззрение, общая цивилизация» приняли участие 90 мастеров пера из 44 стран, в том числе и Нобелевские лауреаты.

В 10 часов утра пленарное заседание форума в великолепном Конгресс-центре своим выступлением открыл президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Он говорил об ответственности писателей в духовном и культурном сближении народов Азии, о необходимости учреждения литературной премии «Азиатские гиганты», аналоге Нобелевской премии, затем слово было предоставлено гостям.

Я в своем выступлении рассказал об азербайджано-казахских литературных связях и выдвинул несколько предложений.

Последующие заседания секций форума продолжились в разных районах Нур-Султана. В дни форума президент Международной тюркской академии Дархан Кадырали пригласил меня для встречи в штаб МТА.  На встрече присутствовал посол нашей страны Рашад Мамедов. В ходе беседы было отмечено, что МТА опубликовала первый сборник «Антология азербайджанской литературы» из серии  «Антология тюркской литературы». В книгу вошли избранные произведениz 20 азербайджанских классиков.

Наряду с этим в рамках мероприятий, посвященных 650-летию Имадеддина Насими, академия впервые опубликовала стихи поэта на казахском языке. Кроме того, представленный на встрече в качестве проекта учебник «Общетюркская история» (авторы Дархан Кыдырали и Гайбулла Байбар) уже издан в Баку Министерством образования республики на русском и азербайджанском языках. В ходе встречи мы также договорились о сотрудничестве между Тюркской академией и Союзом писателей Азербайджана.

Первый заместитель руководителя администрации Президента Казахстана Марат Тажин принял нескольких участников форума. В ходе состоявшейся беседы обсуждался вопрос о месте проведения второго форума. Я предложил провести его в Баку. Но почему-то писатель из Южной Кореи, выразив свое несогласие, заявил, что и второй форум стоит провести в Казахстане. Я ответил ему, что если второй форум все же состоится в Азербайджане, то он также будет приглашен для участия в нем, и я убежден, что после этого он сам предложит Баку для проведения третьего форума.

Здесь и сейчас я хочу повторить свою мысль, изложенную в моем эссе об Абае и прозвучавшую на открытии форума, выступлениях в Бакинском государственном университете и на юбилее Абая: сходство в литературной и просветительской деятельности казахских и азербайджанских писателей проистекает из общности судеб наших народов.

Если в XIX веке научная, литературная деятельность, вклад в развитие yfitq прессы и культуры Аббаскули Ага Бакиханова, Мирзы Фатали Ахундзаде, Гасан бека Зардаби основывались на идее просветительства, то и такие казахские мыслители, как Чокан Валиханов (1835-1856), Ибрай Алтынсарын (1841-1889), Абай Кунанбаев (1845-1904), видели путь к успеху в просвещении народа, усвоении русского языка и культуры, т.е. шли тем же путем. Историк, этнограф, географ, путешественник Чокан Валиханов, так же, как и педагог, просветитель, фольклорист Ибрай Алтынсарын, учились в русских школах. Великий поэт, композитор Абай переводил русских классиков – Крылова, Пушкина, Лермонтова. Интересно, что в творчестве Абая можно увидеть выражения, присущие Ашугу Аббасу («Есть человек…»), протест против таких царских чиновников, как Гасым бек Закир, аналогию с хлесткой сатирой Сабира. Вполне возможно, что Абай, будучи знатоком восточной поэзии, страстным поклонником Низами и Физули, ничего не знал об Ашуге Аббасе, Закире и даже о своем современнике Сабире. Но их объединяла общая обеспокоенность по поводу схожих проблем, стремление избавить народы от невежества.

Занимая в Петербурге высокие должности, Чокан Валиханов был близко знаком с целым рядом выдающихся русских интеллектуалов, в том числе и с великим Федором Достоевским, который с первой встречи воспринял молодого казаха как духовно очень близкого человека. Но были и бессовестные царские чиновники, безжалостные колонизаторы, относившиеся к покоренным народам империи как к рабам. С каждым годом службы царскому режиму Чокан Валиханов убеждается в этом все глубже и наконец, окончательно разочаровавшись, отказывается от всех своих званий и регалий, оставляет этот полный несправедливости, суетный столичный мир и возвращается в свою деревню, где вскоре умирает в 30-летнем возрасте и его хоронят в родной земле. Короткая жизнь Чокана Валиханова чем-то напоминает мне судьбу А.Бакиханова, несмотря на его сравнительно долгий жизненный путь последнего.

Олжас Сулейменов в своем эссе «Мой Чокан», посвященном великому мыслителю, пишет: «Как дорого народу даются гении, и с какой легкостью он с ними расстается. Законы жизни суровы. Народ, не подаривший человечеству великих людей, обречен на забвение. В ХХ веке все народы осознали эту истину и всеми силами стремятся взрастить и поддерживать гениальных личностей. И только самые глупые, самые жестокие слои общества пытаются уничтожить талантливых людей уничтожая тем самым свое будущее».

Эти слова Олжас Сулейменов относит к Чокану, но каким-то образом они применимы и к нему самому. Олжасу, родившемуся в семье жертв сталинских репрессий, пришлось учиться и писать стихи, научные исследования на русском языке. Таким образом, он обогатил не только казахскую, но и русскую культуру. В ответ он был резко раскритикован российскими учеными-шовинистами. Эта критика началась с книги Олжаса «Аз и Я». В этой книге автор написал о том, что в образовании русского государства наряду со славянами принимали участие также и тюрко-татарские народы. Обнаружив в «Сказании о полку Игореве» множество как открытых, так и скрытых тюркизмов, Олжас считает это произведение наследием как славян, так и тюрков. «Аз и Я» - попытка поэта оспорить официальную трактовку средневекового литературного памятника.

В трактовке и разошелся казахский советский поэт с идеологическим руководством страны. Неожиданной для него оказалась реакция научного истеблишмента семидесятых. «Яростно антирусская книга», - так охарактеризовал книгу «Аз и Я» директор Института археологии АН СССР, академик Рыбаков, очевидно проигнорировавший многие известные факты и забыв о великом русском тюркологе Льве Гумилеве, который доказал, что русская государственность происходит из двух корней - славянского и тюркского, из православия и ислама, из киевской Руси и Золотой орды…

Как бы там ни было, научные дискуссии и дебаты по «Аз и Я» были переведены на политический уровень. Сулейменова обвинили в национализме и пантюркизме. Но в то же время Олжас получил много писем с теплыми словами поддержки его позиции, и одно из них было послано Расулом Рзой.

В свое время моего отца очень заинтересовала статья Олжаса в газете «Комсомольская правда» о тюркских письменах, обнаруженных вблизи озера Иссык-Куль, и он написал Олжасу письмо. Когда книга «Аз и Я» вышла в свет, Олжас послал ее моему отцу, с автографом: «Уважаемый Расул ага! Я с благодарностью вспоминаю полученное от Вас письмо по поводу одной из моих статей (о надписях у озера Иссык-Куль). Пусть эта книга станет ответом на Ваше благословение. Ваш Олжас. 20 июля 1975 г.».

Когда против этой книги Олжаса была развязана кампания травли, Расул Рза снова написал письмо молодому казахскому поэту: «Дорогой Олжас! Благодарю Вас за подарок. Перелистал Вашу книгу. Мое первое впечатление такое, что это серьезное научное произведение, открывающее новые страницы в исследовании очень сложного исторического периода в отношениях между народами нашей страны. Обещаю, что найду время и обязательно прочту Вашу книгу самым внимательным образом. С братским приветом, Расул Рза».

Олжас навсегда запомнил эти слова. В то трудное время тогдашний партийный руководитель Казахстана Динмухаммед Кунаев доложил о проблеме Л.Брежневу. Леонид Ильич, найдя время и ознакомившись с книгой, своими словами: «А в чем проблема…» положил конец критике и давлению.

Одним из наиболее активных участников платформы «Диалог Евразия» в Стамбуле, где присутствовали и я с Олжасом, был профессор Ростислав Рыбаков из Москвы. У него с Олжасом были очень теплые отношения. Однажды я спросил у Олжаса: «Кем приходится этот профессор твоему главному оппоненту академику Рыбакову?» - « Сыном», – ответил Олжас.

Олжас всегда говорит, что когда Кунаева отстранили от руководства Казахстаном, единственным человеком, защищавшим его в Политбюро, был Гейдар Алиев. Кунаев сказал тогда: «Казахский народ никогда не должен этого забывать».

Вместо Кунаева на должность Первого секретаря ЦК КП Казахстана назначили некого Колбина, никогда прежде не проживавшего в Казахстане. Это вызвало гневные протесты по всей республике.

Одним из активных организаторов многолюдных митингов в Алма-Ате был тогда очень молодой писатель Мухтар Шаханов. Протесты мирного населения были жестоко подавлены, среди жертв были убитые и раненые. После этого грубое насилие советского режима против народа Казахстана повторилось в Тбилиси и Вильнюсе. Но своего пика, по своим масштабам и количеству жертв, жестокость достигла в Баку в трагические дни Черного Января 1990 года.

Современный писатель, поэт, публицист, историк, переводчик и музыкант Бакыт Рустамов в своей книге «Величие свершаемых дел» написал, что истинная история казахов лишь с недавних пор начала изучаться местными авторами. По его мнению, особая роль в этом деле принадлежит культурологу Мурату Ауэзову – сыну известного казахского писателя Мухтара Ауэзова. Мухтара Ауэзова знают в мире как крупнейшего востоковеда, культуролога и общественного деятеля. В своих исследованиях он начисто отмечает весь догматизм советской эпохи.

Современные казахские историки не связывают образование казахской народности только с кипчаками. Ведь с VI по XIII век на территории современного Казахстана возникали крупные тюркские государства.  Тюргешский каганат был мощной державой, однако со временем он распался на Карлукский и Кимакский каганаты. После них образовалось Караханидское государство, впервые среди тюркских стран принявшее исламскую религию. Несмотря на существовавший ранее Великий Тюркский каганат, историю орхонских надписей, так называемых эпитафий - богатейшее литературное и лингвистическое наследие, отсчет истории казахской государственности ведется с XIV века, когда образовалось Казахское ханство. В 2014 году правительство республики приняло решение о проведении 550-летия Казахского ханства. В связи с этим событием в 2015 году в Баку была издана книга под названием «Казахское ханство. Источник, традиции и наследие».

В XIX веке в Азербайджане А.Бакиханов, М.Ф.Ахундзаде и Г.Зардаби заложили основы развития просветительства. В ХХ веке их дело продолжили Мирза Джалил Мамедкулизаде, Мирза Алекпер Сабир, Алибек Гусейнзаде, Ахмед бек Агаев. Но в первом десятилетии прошлого века представителям азербайджанской интеллигенции, таким как Алимардан бек Топчубашев, Мамед Эмин Расулзаде и их единомышленники, пришло осознание того, что формирование нации, как правило, сочетается со стремлением к созданию в той или иной форме собственной государственной организации, обеспечивающей ее устойчивое функционирование. Именно это стремление зарождающейся азербайджанской нации обусловило возникновение национального движения в начале ХХ века.

Создаются первые политические партии, потребовавшие предоставления национально-культурной автономии в составе Российской империи.

В 1912-1917 гг. издавались ежедневные газеты «Игбал», «Йени Игбал», «Ачыг сез», широко освещавшие вопросы науки, образования, культуры и демократического движения. На их страницах выступали авторы с широким спектром политических воззрений – М.Э.Расулзаде, Н.Нариманов, Г.Джавид, У.Гаджизаде, А.Сиххат и др. В стихах азербайджанских и турецких поэтов, публиковавшихся в этих изданиях, раздавались призывы к тюркским народам обрести свою государственность и свободу.

Похожие события развивались в Казахстане, где из зерен просветительства, посеянных Чоканом Валихановым, Ибраем Алтынсарыном и Абаем, в 1917 году возникла «Алаш Орда» - первая  казахская национальная политическая партия.

В 2018 году в Баку вышла книга «Значение «Алаш Орды» в истории казахской государственности», составленная из статей казахских и азербайджанских авторов.

Организационное оформление партии «Алаш» произошло на первом Всеказахском съезде, происходившем в г.Оренбурге в июле 1917 года. Главным решением съезда было отстаивание право казахов на территориально-национальную автономию в виде Казахской губернии в составе России. Организаторами партии стали такие известные люди, как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсын, Мустафа Шокай и другие представители казахской интеллигенции. Высоко оценив заслуги «Алаш Орды», сыгравшей исключительную роль в пробуждении казахского национального самосознания, Н.Назарбаев отметил, что «Алаш» была не националистической, а патриотической организацией».

Эти слова подтверждаются тем, что из пятнадцати министров, входивших в правительство, руководимое Алиханом Букейхановым, лишь пятеро были казахами. Алихан Букейханов был ученым-экономистом, владевший глубокими познаниями в марксизме.

Громадную роль в разработке идеологии партии «Алаш Орда» при активном участии А.Букейханова принадлежала газете «Казах». Редактором газеты был Ахмет Байтурсын. Его имя было упомянуто в стенограммах проводившегося в Баку в 1916 году первого (и, к сожалению, последнего) тюркологического съезда. На этом съезде обозначились значительные расхождения во мнениях между Галимджаном Шарафом и Ахмедом Байтурсыном - с одной стороны и другими выступавшими - с иных позиций. А.Байтурсын предложил вместо перехода на латинскую графику ввести для казахов подготовленный им самим усовершенствованный арабский алфавит. Впоследствии, знакомясь с печальной судьбой этого видного ученого, поэта, публициста, литературоведа, узнал, что казахи называют его создателем своего алфавита, казахским  «Кириллом и Мефодием».

В судьбах Алихана Букейханова, Ахмеда Байтурсына и Мустафы Шокая есть и схожие моменты, есть и разница. Всю сознательную жизнь посвятившие служению единой цели Букейханов и Байтурсын закончили «тюремными колодками», в то время как самым загадочным образом кончается жизненный путь политического эмигранта Мустафы Шокая.

А.Топчубашев был председателем мусульманской фракции царской Думы, а Букейханов, Байтурсын и Шокай - депутатами.

Если мы совершенно справедливо ведем отсчет истории нашей независимости с 1918-1920 годов, когда Азербайджан стал суверенным демократическим государством, то Казахстан отмечает свою независимость в 1991 году. И это правильно, потому что провозглашенное 13 декабря 1917 года Алаш Орда, с точки зрения территорий и полномочий, не смогло заложить основу казахской государственности. В 1920 году Алаш Орда была ликвидирована большевиками. Поверив лживым посулам коммунистической пропаганды, некоторые руководители Алаш Орды, в том числе Букейханов и Байтурсын, вступают в коммунистическую партию. А Мустафа Шокай, как и Мамед Эмин Расулзаде, покидают свою страну. В Европе и Турции они продолжают заниматься политикой и публицистикой. Шокай выпускает газету «Молодой Туркестан». Во время Второй мировой войны гитлеровцы создают «Туркестанский легион» и предлагают Мустафе Шокаю возглавить его. «Глядя на обращение с военнопленными нации, взрастившей Гете, Фейербаха, Баха, Бетховена и Шопенгауэра, я не могу принять это предложение, - ответил он. Согласно документальным данным, 27 декабря 1941 года Мустафа Шокай умирает от заражения крови. Но есть и те, кто не без оснований считают, что его устранили намеренно.

Ахмед Байтурсын поначалу занимал высокие должности. Его назначают комиссаром образования Казахстанской Автономной Республики (до 1936 года Казахстан входил в состав РСФСР в статусе автономной республики). Но в 1933 году его арестовывают. Проживавший в то время в Москве, будучи вхожим в кабинет  Сталина, обладавший большим влиянием Алихан  Букейханов смог добиться его освобождения. Однако машина репрессий, ураганом пронесшаяся по стране, была неумолима. Через четыре года и Байтурсына, и Букейханова расстреливают без суда и следствия.

Совершенно естественно, что большинство политиков, сумевших спастись от советского режима, эмигрировав в другие страны, относились с неприязнью и недоверием к оставшимся в республике и занимавшим какое-то время ответственные должности коммунистическим чиновникам. Однако в некоторых случаях подоплекой такого отношения служила простая человеческая зависть.

Конечно, в республике среди местных партийных функционеров было немало жестоких и безразличных к судьбе своего народа людей. Но были и такие, которые в самых тяжелых условиях, под постоянным контролем центра, среди некоторых продажных соотечественников, строчивших доносы в Москву, делали все от них зависящее ради своего народа, - истинные патриоты. Такие, как достойный сын казахского народа Турар Рыскулов.

В 1935 году в Париже на русском языке издается книга Мустафы Шокая под названием «Туркестан под властью советов», в которой автор называет Турара Рыскулова «сталинским фаворитом», т.е. любимчиком диктатора. На страницах Шокаем приводится цитата, вероятно вырванная из контекста и явно искаженная. Якобы Турар Рыскулов написал, что «с точки зрения марксистской науки, экономически слабые киргизы должны вытерпеть» (напомню, что в те время «киргиз-кайсаками» называли казахов, а собственно киргизов - «черными киргизами»). Конечно, по отношению к казахам и киргизам эти слова неприемлемы.

Но правда в том, что Рыскулов был патриотом своего народа, искренне желал ему добра, изнутри знал его проблемы и чаяния. Уже находясь на высоких должностях в большевистской партии и правительстве, он, несмотря на угрозу собственной карьере и личной безопасности, неоднократно выступал в защиту интересов коренного населения с трибун съездов и конференций.

Совершенно наглядно это подтверждается документальными фактами, приведенными в книге «Рыскулов» Гусейна Адыгезала, изданной в Стамбуле в 2005 году. Автор книги называет политическую деятельность азербайджанца Наримана Нариманова, татарина Мирсеида Султангалиева, казаха Турара Рыскулова «борьбой в неволе». Трагичность судеб этих героев даже сегодня, спустя полвека после их гибели, заставляет задуматься о подвиге людей, не побоявшихся выступить против жесткого сталинского режима. Людей, которые жили судьбами своих народов и были готовы отдать за них жизнь.

12 сентября 1919 года в газете «Молодой коммунист» Т.Рыскулов написал: «Предатели Советов обманом разделяют народы под видом классовых различий. Великодержавный шовинизм в руках сплоченных расистов и шовинистов является сильнейшим оружием империалистов. В этом они ничем не отличаются от правителей царской России. Свергнув один рабский строй, мы уже не хотим вновь стать рабами».

В республиках «большевистские наместники» своими жестокими действиями превзошли царских наместников. Один из таких наместников в Средней Азии, известный большевик Михаил Фрунзе писал Ленину: «Местных коммунистов нельзя назвать подлинными коммунистами. В действительности это пантюркисты, вынужденные обстоятельствами поднять коммунистическое знамя. Настоящей их целью является создание в Туркестане отдельного от советской России национального государства. Турар Рыскулов – их лидер и настоящий враг советизации. Верю, что пришло время наказать его за содеянное».

В те же годы другой известный наместник Москвы в Туркестане Валерий Куйбышев сказал: «Рыскуловщина выступает против проводимой российской коммунистической партией в Туркестане национальной политики. Они добиваются одного, равенства всех наций, проживающих в Туркестане» (Иш, чего захотели?! – А.).

В.Куйбышев продолжает: «Они считают, что для русских коммунизм это всего лишь маскировка, и они вовсе не собираются отказываться от колониализма, как это было и при царе. С этой точки зрения, рыскуловщина – это политика, направленная против РКП, и большинство из приверженцев такой политики разделяют идею пантюркизма. Для того, чтобы не позволить и другим народам заразиться этой идеей, необходимо наказать Рыскулова и его единомышленников».

Все эти сигналы - доносы не остались безответными. С учетом популярности Рыскулова (как и Нариманова) в народе, прибегнув к традиционному методу, его (как и Нариманова) удаляют от родины. Формально в Москве его назначают на еще более высокую должность – заместителем Председателя Совета Комиссаров РСФСР. В это время прибывший в Баку в качестве представителя Центра Рыскулов поддерживает Нариманова. Однако, как и написанные Наримановым Ленину письма, так и обращения Рыскулова к Ильичу остаются безответными. В 1925 году в Москве умирает Нариманов (из-за отравления ядом? – А.). Спустя двенадцать лет арестовывают Рыскулова. На вопрос, заданный ему на следствии: «Вы знакомы с Мустафой Кемалем?», Рыскулов отвечает: «Конечно, знаю. Все восточные народы знают и любят его как героя за борьбу с империализмом».

Но следствие истолковало его ответ иным образом, будто Рыскулов, будучи лично знаком с Мустафой Кемалем, получив от него инструкции, действовал в Туркменистане как турецкий шпион. С таким же успехом ответившего «да» на вопрос: «Гитлера знаете?»  человека можно было бы обвинить в пособничестве Гитлеру.

Ну что тут скажешь? Такие были времена. Никто не мог чувствовать себя застрахованным от подобной участи. Особенно достойные люди -  те, к чьему мнению прислушивался народ.

Находясь в тюрьме, Рыскулов вел себя мужественно. Несмотря на давление следствия, он так и не дал ложных показаний, никого не оклеветал.

Написанные «сталинским фаворитом» письма Сталину остались безответными. «Сталинского баловня» расстреляли с согласия Сталина.

В партийном лексиконе к терминам «наримановщина», «султангалиевщина» добавлялось еще одно клеймо – «рыскуловщина».

И подобным же варварским образом в тюркских республиках СССР были оклеветаны, заклеймены и ликвидированы тысячи коммунистов.

Ладно, допустим, политики пали жертвами своих убеждений. Но, в таком случае, в чем были виновны и зачем расстреляны многие интеллигенты, представители этих народов, в первую очередь поэты, писатели и ученые? В чем оказались виноваты Джавад и Мушфиг в Азербайджане, Чулпан в Узбекистане, Магчан Джумабаев в Казахстане, Галимджан Ибрагимов в Татарстане? Только в любви к своим народам и в народной любви к ним.

По инициативе генерального секретаря международной организации ТЮРКСОЙ Дюсена Касеинова в Анкаре была выпущена книга «Три опоры 1894-1938», посвященная трем выдающимся казахским писателям - Сакену Сейфуллину, Ильясу Жансугурову и Беимбету Майлину. Эти три человека, три столпа современной казахской литературы самым удивительным образом оказались объединенными одной эпохой и одной судьбой. Все трое родились в одном 1894 году и в одном же, 1938-м, были расстреляны.  Сакен Сейфуллин, к тому же, был председателем Совета Комиссаров Казахстана и переписывался    с Нариманом Наримановым.

«Националистический заговор» - самое серьезное и опасное обвинение сталинского режима, не кануло в Лету вместе со смертью «великого Сталина». В книге Л.И.Брежнева (либо приписанной ему) «Целина» есть воспоминания о том, как во времена партийного руководства Казахстаном Леонид Ильич спас от заклеймения в национализме лауреата Ленинской премии, писателя Мухтара Ауэзова и президента Академии наук Казахстана Сатпаева.

Безжалостная система советских репрессий не ограничивалась отдельными людьми, она обрушивалась и на целые народы. Многие нации, и в первую очередь мусульманские и тюркские народы, изгонялись с родных земель, ссылались в удаленные места. В упомянутой мной книге Натальи Задерецкой тому приводятся ужасающие факты: «Всемирная история признает первым «рассеивателем» народов царя Навуходоносора, властителя Вавилона, а евреев - первыми изгнанниками с родных земель. Спустя 2500 лет его опыт претворяет в жизнь Сталин в таких масштабах, которые Навуходоносору и не снились. Иногда спрашивает: «Когда впервые азербайджанцев в массовом порядке переселили в Казахстан? Насильственное переселение из родных краев состоялось 10 мая 1937 года. Первые 600 семей были высланы в Чуйскую долину Казахстана. Затем в кратчайшие сроки были составлены списки переселенцев из шести районов Азербайджана, в которых значилось более полутора тысяч человек. Заместитель комиссара внутренних дел Азербайджана Р.Маркарян доложил комиссару внутренних дел СССР Н.Ежову о том, что «если в 1937 году планировалось переселить из Кировабада 266 человек, фактически было выслано 590 человек, вместо запланированных в Гейчае 197 человек – 387 человек, из Карягино вместо 68 – 185, из Кубы вместо 161 – 373, из Загатал вместо 40 – 153, из Шемахи вместо 40 выслано 277 человек».

Как говорится, преступный план был перевыполнен. Подобная «добровольная жестокость» по отношению к отдельным людям и даже целым народам заслуживала соответствующей оценки.

После расстрела Ежова его пост занимает Л.Берия. Вот что под грифом «Только для Ваших глаз» сообщает Лаврентию Павловичу полковник Гвишиани из Грозного: «…ввиду отсутствия возможности размещения на транспорте в чеченской деревне Хайбах дополнительно расстреляно еще 700 человек». Народный комиссар Берия в ответ ему написал: «За принятие своевременных мер Вы представлены к государственной награде и повышению в звании. Поздравляю».

Как вы думаете, знает ли история примеров большего цинизма?

Наш видный поэт Зелимхан Ягуб сочинил проникновенную поэму под названием «Беседа с изгнанником», посвященную азербайджанцам, насильно переселенным в Казахстан. В моем вступительном слове в издании этой поэмы говорится: «Поэму прочел на одном дыхании и по телефону поздравил Зелимхана Ягуба».  Зелимхан посетил Казахстан и Кыргызстан. У поэта было много интересных встреч с читателями, поклонниками его творчества. Вместе с тем путешествие это он перенес очень болезненно. Ведь он сам потомок одной из таких многострадальных семей. Его сердце сжималось от тоски и печали от участи тысяч земляков. В свое время и я встречался с соотечественниками, сосланными в Казахстан и  Кыргызстан. Никогда не забуду свой разговор со встреченным мною еще в советское время в Алма-Ате пожилым азербайджанцем. Желая хоть как-то успокоить старика, поведавшего мне о своей горестной судьбе, я сказал ему, что здесь он хотя бы среди единоверцев, говорящих на родственном языке. Старик ответил: «Нет, сынок, что ни говори, они другие. Вкус Родины совсем иной».

Возможно, что «ультратуранцам» не понравятся мои воспоминания об этих словах старца. Однако, не будучи реалистом, невозможно быть туранцем. И казахи, и киргизы – это братские нации, но… «Но вкус Родины совсем иной. Иной вкус воздуха, воды, песен, пищи, шуток, юмора и жалоб».

Конечно, Задерецкая отметила и то, что казахи делились с ссыльными азербайджанцами последним куском хлеба. Трудясь рука об руку, азербайджанцы и казахи вместе добывали металл в Джезказгане, медь в Караганде, уголь в Экибастузе, засеивали целину. Вместе осваивали все богатства Казахастана. И в то же время… Снова привожу цитату из книги Задерецкой: «В годы репрессий в Казахстане погибли 150 тысяч азербайджанцев, из них 28 тысяч были расстреляны без суда и следствия».

Казахстан и сам понес тяжелые потери. В 1936 году был повышен официальный статус Казахстана. Из автономной республики в составе РСФСР он становится союзной республикой СССР, с территорией 700 тыс. квадратных километров, население превышает 1 миллион 468 тыс. человек. Но за чей счет? В то время, как до 1917 года казахи в России по численности были вторыми из тюркских народов, в середине ХХ века в своей республике численность собственно казахов составляла уже всего лишь 29 процентов от общего населения. Помню свое удивление, когда еще в советское время, приехав в Алма-Ату, узнал, что в столице Казахстана нет ни одного высшего учебного заведения, где преподавание велось бы на казахском языке. В миллионном городе была всего одна средняя школа, в которой дети обучались на родном языке. По причине того, что на севере Казахстана русские и представители других наций составляли большинство населения, некоторые русские интеллигенты, в том числе, к сожалению, и А.Солженицын, предложили присоединить эти территории к России. Н.Назарбаев, как мудрый руководитель, перенес столицу страны в Астану. В самые кратчайшие сроки Астана стала одним из самых динамично развивающихся городов мира. Новая столица находится в центре деловой, культурной и политической жизни. В него хлынули финансовые потоки, закипело массовое строительство ультрасовременных зданий, которые должны стать лицом Казахстана для приезжающих в город гостей. Теперь уже никому в голову не придет передать другой стране столицу независимого государства и прилегающие территории.

1 июня 2000 года я был приглашен в город Гараман на традиционный праздник языка. Среди гостей были и знаменитый казахский ученый Рахманкул  Бердибай, с которым я познакомился. Филолог, тюрколог, профессор, академик казахстанской Академии наук Р.Бердибай – ведущий эксперт в областях литературоведения и тюркологии. Он автор литературоведческих трудов «От Байкала до Балкан», «От легенды к роману», «Литература и жизнь», «Казахский исторический роман», 32 фундаментальных труда, посвященных тюркским народам – алтайцам, саха, туркменам, татарам, кумыкам, карачай-балкарцам и азербайджанцам, и более чем 1200 статей. Вот что пишет ученый об азербайджанцах: «В истории мировой культуры азербайджанские тюрки занимают очень важное место. По своей численности, будучи одним из больших тюркских народов, они обладают богатой историей. Очень жаль, что азербайджанские тюрки, как и многие другие тюркские общины, разбросаны по всему миру. Но азербайджанцы –нация, сформировавшаяся в пределах своей Родины, в Азербайджанской Республике».

Наши беседы с Рахманкул акой состоялись с первой же встречи, поскольку наши мнения по многим вопросам совпадали. Рахманкул ака дал мне свою статью о кезкаманах. Ознакомившись с ней, по возвращении в Баку с коротким вступлением я опубликовал ее в прессе.

Как и манкурты Чингиза Айтматова, кезкаманы – это термин, использованный в эпосе «Манас». Главная особенность кезкаманов заключалась в незнании истории своей нации и в отсутствии всякого желания узнать ее. Все красоты мира они видят в других странах и считают, что в их собственной стране гордиться нечем и подражать нечему. Рахманкул ака считает, что схожую позицию занимают и некоторые представители современной казахской интеллигенции. Недавно с чувством глубокой скорби я узнал о кончине Р.Бердибая.

Слова большого ученого об этих современных кезкаманах (или манкуртах), адресованные некоторой части интеллигенции, вспомнились мне, когда я прочел статью «Мир прогнется под латиницу?» в «Литературной газете» (15-21 января 2020 года). На маншет статьи, посланной Алматом Коптлеуовым, вынесены слова: «Если на протяжении 50 лет все наши ханы просили русских царей о вхождении в их подданство, то о какой оккупации может идти речь?»  Вспоминая переход казахов на латинскую графику в 1929 году, которая в 1940-м была заменена на кириллицу, автор пишет: «Теперь вновь решили поискать счастья в латинице. По мнению одних граждан Казахстана, это приблизит страну к так называемому цивилизованному миру, по мнению других – оттолкнет на десятилетия назад».

Автор, конечно, на стороне тех, кто не желает возврата к прошлому и убежденный противник латинской графики. Для того чтобы окончательно определиться по этому вопросу, президент Назарбаев создал комиссию. Автору статьи это по душе. К счастью, почти половина членов комиссии была против. Но вдруг весной 2018 года был издан Указ о введении латиницы с полной заменой кириллицы к 2025 году. Автор приводит несколько тезисов, обосновавших это решение:

1. Латинская графика будет способствовать сближению казахов с тюркскими народами и укреплению идентичности казахского народа.

2. Латинская графика – главное средство освобождения казахов от имперского влияния России и русской культуры, а также средство развития национального языка.

Алмат Коптлеуов продолжает: «Казалось бы, с чего это вдруг далекая Турция воспылала к нам любовью? Ответ прост – будучи членом НАТО, она, вероятно, всего лишь исполняла директиву США и НАТО по отрыву бывших союзных государств от России».

Читаешь этот бред и думаешь: продуктом какой эпохи может быть настолько дешевая и далекая от правды демагогия? Той эпохи, когда бывшие советские республики – ныне независимые государства - взяли свои судьбы в свои руки или тех лет, когда национальная интеллигенция, обвиненная в «пантюркизме», в массовом порядке расстреливалась, ссылалась и арестовывалась? Почему такое чисто культурное событие, как переход на латиницу, сразу переносится в политическую плоскость, а московская пресса спешно тиражирует лживый донос о том, что целью якобы является отдаление от русской культурного пространства. Неужели получившая широкое распространение во всем мире и считающаяся в наш век Интернета самой подходящей латинская графика используется исключительно против России? Продолжая «кезкаманство», автор пишет: «…вся эта мифическая тюркская общность нужна лишь ученым-языковедам, а простой казах все равно не поймет, о чем пишет тот же узбек, азербайджанец или туркмен. Понять можно только киргизов, потому что их речь более-менее понятна, особенно когда они говорят медленно. Кстати, у них кириллица сохраняется, а русский язык является вторым государственным языком!»

В связи с этим вопросом Алмата Коптлеуова беспокоит судьба не только казахов, но и других тюркских народов, он пишет: «Уважаемые сограждане, ратующие за латиницу! Посмотрите на соседей, принявших латиницу – Узбекистан, Азербайджан и др., - жители которых вынуждены искать работу в России».

Непонятно, написавший это и вправду глупец или только прикидывается? Следуя его логике, выходит, что работа азербайджанцев и узбеков в России как-то связана с латинским алфавитом? Но в таком случае чем можно объяснить работу в русских городах, не принявших латиницу таджиков, киргизов и татар, которых там гораздо больше, чем азербайджанцев и узбеков? Для укрепления своих кезкаманских позиций автор ссылается на других людей и пишет: «Я был удивлен, что такой, казалось бы, националист и истинный патриот, как Б.Тлеуганов (музыкант и общественный деятель) выступил против введения латиницы. Наравне с писателем Олжасом Сулейменовым, первым космонавтом Т.Аубакоровым и многими другими патриотами-казахами».

С Тлеугановым и космонавтом не знаком, но если такой истинный патриот, как Олжас, того же мнения, то мне остается только сожалеть.

Ну ладно… Давайте сосредоточимся на позитивных событиях в жизни наших народов. В 2009 году на 9-м саммите тюркских государств, состоявшемся в Нахчыване, президенты Казахстана и Азербайджана подписали декларацию о дружбе и сотрудничестве между городами Актау и Сумгайытом. Азербайджанская диаспорская организация, действующая в Казахстане под руководством профессора Эльдара Гюнайдына, активно способствует укреплению экономического и культурного сотрудничества между  двумя странами. Выпускники Азербайджанской нефтяной академии сыграли решающую роль в поиске и эксплуатации казахстанской нефти. Сегодня азербайджанские бизнесмены эффективно работают в Казахстане, в том числе и в Актау.

Актау и Сумгайыт находятся на противоположных берегах Каспия, но море не разделяет, а сближает их.

Основанная общенациональным лидером Гейдаром Алиевым и президентом Нурсултаном Назарбаевым дружба между Азербайджаном и Казахстаном является символом сотрудничества в международном сообществе.

Казахстан всегда поддерживает справедливую и законную позицию Азербайджана по карабахскому вопросу на самом высшем уровне.

Эту статью, посвященную славному и преодолевшему столько испытаний народу Казахстана, я начал словами Президента Азербайджана Ильхама Алиева и закончу словами первого Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, сказанными во время одного из визитов в Баку:

«Каспийское море, являющееся для кого-то водной преградой, давно стало для наших стран мостом дружбы и взаимоотношений. И как тут не вспомнить прекрасные стихи выдающегося азербайджанского поэта Расула Рзы:

«Море, море, вечное волнение, силы неизбывная вода,  нескудеющее единение, дружество и верность навсегда.

АНАР,

народный писатель,

председатель Союза писателей Азербайджана

Abai.kz

3 пікір