Жұма, 17 Қыркүйек 2021
Жаңалықтар 2485 0 пікір 26 Қазан, 2011 сағат 05:38

Талгат Исмагамбетов. ЦЕННОСТИ И СТАНДАРТЫ: ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ И ГРУППОВОЕ В СОВЕТСКИХ РЕАЛИЯХ

В первое десятилетие Советской власти на первом месте было установление диктатуры пролетариата. Казалось бы появился простор для ценностей рабочего класса. Что, впрочем, на практике сопровождалось упоминанием необходимости ориентира на передовые слои этого класса, поскольку «отсталые и малосознательные элементы» из рабочих могли участвовать в питерских забастовках, Кронштадском мятеже и прочих выражениях недовольства.

В первое десятилетие Советской власти на первом месте было установление диктатуры пролетариата. Казалось бы появился простор для ценностей рабочего класса. Что, впрочем, на практике сопровождалось упоминанием необходимости ориентира на передовые слои этого класса, поскольку «отсталые и малосознательные элементы» из рабочих могли участвовать в питерских забастовках, Кронштадском мятеже и прочих выражениях недовольства.

Когда-то на просторах Советской страны утверждалось, что классовые ценности важнее ценностей общечеловеческих, точнее приоритет отдавался марксизму-ленинизму. Однако говорить о господстве пролетарских ценностей было бы натяжкой даже для самых твердолобых апологетов. Прятались за идеи марксизма-ленинизма, считавшиеся наилучшим теоретическим концентрированным выражением идей и ценностей рабочего класса. Что касается стандартов, то стандарты общественно-политической жизни уже с первых лет Советской власти все больше диктовала набиравшая силу партийная бюрократия, оформившаяся при Сталине в номенклатуру как правящий слой. Эти стандарты вполне известны: монопольная власть Компартии, особая роль органов госбезопасности, влиятельность оборонного комплекса, высокая степень централизации принятия решений, что превращало Союз в квази-федерацию, и в идеале все должны были быть винтиками в гигантском механизме соединения партии и государства, механизме, поглотившем общество и самостоятельность имевших место общественных организаций.
Известно, что культурные (в том числе политико-культурные) ценности соотносятся со стандартами общественно-политической жизни. Более того, нельзя исключать манипуляцию над массами, когда существует неясность намерений и ориентиров.
Хотя нельзя забывать важный момент: Сталин и часть созданной им же номенклатуры при отчетливо выраженной постановке на первое место классовых ценностей понимали, что без вынужденного применения ценностей общечеловеческого характера не построить государство и общество по стандартам власти номенклатуры. Поэтому вполне закономерно уживались Беломорканал и прочие лагери ГУЛАГа с привлечением интеллектуалов, прежде всего Максима Горького, к творчеству во имя партийной власти. Именно по инициативе М. Горького были созданы не имевшие в мире аналогов издательство «Детская литература» и серия «Жизнь замечательных людей». Дети были впоследствии объявлены единственным привилегированным классом советского общества - чем не проявление общечеловеческой ценности? Одновременно и наряду с установлением стандартов общественно-политической жизни интеллектуалы из творческой общественности собирались по инициативе «сверху» в подконтрольные и партией же направляемые Союзы, начиная с образованного в 1934 г. Союза писателей. Дискуссиям даже неполитического характера приходил конец. А от 1934 года не так далек был год 1937.
Понятно, что переводы Самуилом Маршаком произведений английских поэтов, также как переводы иными личностями мировой классики почти не имели ничего общего с ценностями пролетариата, в большинстве своем неприобщенном к этим достижениям человечества. Влияние М. Горького на формирование советской культуры в первой половине 1930-х гг. было весьма значительным и в этой сфере он был вторым после Сталина. Заметим, до этого вторым в сфере идеологии был член Политбюро ЦК ВКП(б) Николай Бухарин. Но Бухарин как идеолог не способен был на деяния организатора и вдохновителя советской литературы писателя М. Горького. Что касается необходимости привлечения общечеловеческого, то в этом политические противники в дискуссиях 1929 г. Сталин и Бухарин были согласны и известно, что именно Бухарин вполне искренне встречал прибывшего «из-за бугра» Максима Горького.
Итак, основной момент, на который следует обратить внимание - классовые и прочие групповые ценности ограничены по самому определению, поэтому групповые ценности сами по себе недостаточны для постройки эффективных стандартов общественно-политической жизни. Необходимо подняться на высоту общечеловеческого своей эпохи. Что и было в прошлых исторических условиях претворено использовавших разных «попутчиков» Сталиным, гением и злодеем в одном лице. Открытие Северного морского пути, достижения полярников, легендарные перелеты летчиков - все это было демонстрацией расширения возможностей человечества, достигнутым в условиях советского строя. После этого можно было сделать следующий шаг в сторону общечеловеческого: по Конституции 1936 г. уравнять всех граждан, отказавшись от исключения из списков избирателей служителей церкви, бывших служащих царской полиции, а также эксплуататоров - лиц, имевших в данное время наемных работников. Впрочем, уравнение было, но уравнением в праве на бесправии перед властью. Шажок оказался обманным. В следующем, 1937 г., массовым репрессиям подверглись не только «бывшие» (выходцы из дворянства, прежние капиталисты и состоятельные из интеллигентов), но и прежние революционеры-подпольщики, включая прежних соратников по партии, героев Красной Армии и красных партизан.
Этнический фактор в полиэтничном СССР привел к своеобразной иерархии народов как старших и младших братьев в большой «семье советских народов». Официальное начало было положено тем же Сталиным в его знаменитом тосте за великий русский народ, произнесенном на приёме по случаю Великой Победы над гитлеровской Германией.
Догадывался ли «отец народов», что положено начало конца великой державы? Скорее всего, нет. Постаревший вождь по-прежнему полагал необходимым применение инструмента репрессий против целых групп, включая социальные слои и некоторые этносы. Но тем самым не решались проблемы, а отдалялось время их решения и проблемы усугублялись.
Между прочим, в то же послевоенное время уже не было таких эпохальных культурных новаций, подобных имевшим место в 1930-х гг. Дозированное обращение к ценностям общечеловеческим так и осталось ограниченным и, более того, приобрело еще до брежневского застоя застойный характер.
После Сталина, уже при Хрущеве и после Хрущева, при Брежневе, номенклатура, сбросила контроль со стороны вождя, упрочив свое влияние на формирование стандартов общественно-политической жизни и экономики.
Мир, однако, менялся. Изменилась к 1970-м гг. и сама страна. Правящий класс - номенклатура не была однородной. Её различные подразделения, республиканские, отраслевые, региональные, все более отчетливо проявляли собственные интересы. Обладание властью и связанными с нею привилегиями - были сердцевиной ценностей самой номенклатуры. Республиканские элиты (читай: номенклатура) жаждали большей самостоятельности. Неспособность руководства СССР решить накопившиеся противоречия привело к закономерному финалу: краху великой державы в 1991 г.
Новые независимые государства оказались пред необходимостью формировать собственное содержание общественно значимых ценностей и вырабатывать уже не советские, а приемлемые к рыночным отношениям стандарты общественно-политической жизни.
Материал для таких обновлений, однако, определяется не прекраснодушными замыслами, а полученным культурно-историческим наследием (во многом совпадающим с понятием «культурный капитал») и интересами социальных групп.
Кроме того, ситуация к 1990-м гг. кардинально отличалась и внешними обстоятельствами.
Опыт китайских реформ, проводимых начиная с конца 1970-х гг., вновь подтвердил важность принятия и применения общечеловеческих ценностей, пусть и в национальной специфике. Переход к «социализму с китайской специфике», контролируемое допущение рыночной экономики и иностранных инвестиций сочеталось с сохранением прежних политических институтов, включая руководящую роль Компартии Китая. При этом, сущность «китайской специфики» была в опоре на общечеловеческую ценность - трудолюбие и здравый смысл, присущие китайскому крестьянину.
Можно упомянуть множество других примеров, когда, независимо от существующего политического режима, успех сопутствует, только тогда когда преодолена ограниченность групповыми ценностями. Конечно, экономические достижения есть экономические достижения. Многое зависит от сформированных стандартов общественно-политической и экономической жизни, их опоры на общечеловеческие ценности.

http://www.dialog.kz/?lan=ru&id=93&pub=2658

0 пікір