Дүйсенбі, 20 Қыркүйек 2021
Жаңалықтар 2435 0 пікір 26 Қазан, 2011 сағат 05:31

Кадыр МАЛИКОВ: «Радикальные джихадисты получили повод обвинить казахстанскую власть в безбожии…»

Текст:  Булат МУСТАФИН

Природные богатства Казахстана давно стали объектом экономических войн, политических игр государств - сильных мира сего. В борьбе за казахстанские ресурсы используют разные рычаги, в том числе и радикализацию религиозных групп внутри Казахстана. Так считает кыргызский эксперт, теолог Кадыр МАЛИКОВ. Своим мнением он поделился с читателями «Мегаполиса».

- Кадыр, насколько я знаю, совсем недавно вы вернулись из зарубежной командировки, во время которой изучали связь между религиозными группами, жамаатами Кыргызстана, Казахстана и ряда религиозных центров за рубежом. О чём можете рассказать?

- Если говорить о Казахстане, связь между религиозными группами, жамаатами внутри вашей страны с религиозными центрами по распространению салафизма в Саудовской Аравии, Кувейте, Арабских Эмиратах активно налаживалась с 1996 по 2000 годы. И этому нами были найдены ряд подтверждений. Стоит уточнить, что в Казахстане салафитов можно разделить на умеренных и радикальных. Так вот в следующий период - начиная с 2000 года по сегодняшний день - умеренные салафиты прочно закрепились в различных сферах казахстанской экономики, политики, властных кругах, то есть и в государственных структурах.

Текст:  Булат МУСТАФИН

Природные богатства Казахстана давно стали объектом экономических войн, политических игр государств - сильных мира сего. В борьбе за казахстанские ресурсы используют разные рычаги, в том числе и радикализацию религиозных групп внутри Казахстана. Так считает кыргызский эксперт, теолог Кадыр МАЛИКОВ. Своим мнением он поделился с читателями «Мегаполиса».

- Кадыр, насколько я знаю, совсем недавно вы вернулись из зарубежной командировки, во время которой изучали связь между религиозными группами, жамаатами Кыргызстана, Казахстана и ряда религиозных центров за рубежом. О чём можете рассказать?

- Если говорить о Казахстане, связь между религиозными группами, жамаатами внутри вашей страны с религиозными центрами по распространению салафизма в Саудовской Аравии, Кувейте, Арабских Эмиратах активно налаживалась с 1996 по 2000 годы. И этому нами были найдены ряд подтверждений. Стоит уточнить, что в Казахстане салафитов можно разделить на умеренных и радикальных. Так вот в следующий период - начиная с 2000 года по сегодняшний день - умеренные салафиты прочно закрепились в различных сферах казахстанской экономики, политики, властных кругах, то есть и в государственных структурах.

- Если вы изучали приход салафизма в Казахстан, то что можете сказать о причинах? Для чего это нужно тем самым центрам по распространению салафизма, о которых вы упомянули?

- Я думаю, это понятно и без моих слов - Казахстан одна из богатейших стран по запасам полезных ископаемых, прежде всего нефти. Это огромная, малонаселённая территория. И нужно учитывать ещё один важный фактор: Казахстан через Каспий близок к Ирану. А теперь вспомните, кто является конкурентом, идеологическим соперником Ирана на Ближнем и Среднем Востоке? Верно. Саудовская Аравия. И это соперничество резко возросло после так называемой «арабской весны», а мы ведь все понимаем, что не без поддержки США Саудовская Аравия позиционирует себя как некоего «полицейского» в странах Персидского залива. Если разгадать этот вот ребус международных отношений, то становится ясно, почему Саудовская Аравия заинтересована в поддержке различных религиозных групп, жамаатов в частности, на территории Казахстана. Я бы даже сказал, исходя из действий, предпринимаемых Саудовской Аравией, что установление связи с Казахстаном именно в религиозной части является одним из важнейших, пусть и негласных приоритетов этой страны.

- А можно чуть подробнее?

- Сама политика Саудовской Аравии направлена на противодействие шиитскому Ирану. Это раз. Во-вторых, Саудовская Аравия противодействует распространению революционных идеологий в принципе. То есть спецслужбы западных стран путём распространения салафизма силами Саудовской Аравии противодействуют распространению революционных, в мировых масштабах, настроений Ирана, которые, как известно, направлены против прозападных, проамериканских режимов в арабских странах.

Даже если просто взять и посмотреть, как и что вещают арабские телеканалы «Аль-Джазира» или «CNN», всё становится понятным. В этих СМИ сплошная пропаганда, причем однобокая, односторонняя. Данные телеканалы чуть ли не круглые сутки показывают Ливию, Сирию, но при этом ни слова не говорят о соседнем Бахрейне, не показывают Йемен. Между тем в Йемене ежедневно гибнут люди. По сути, войска Саудовской Аравии находятся на территории Йемена и Бахрейна. То есть религиозная политика Саудовской Аравии, в частности, на территории стран Центральной Азии, давно и прочно идёт в фарватере политики США. Штаты никоим образом не хотят усиления позиций Ирана в Центральной Азии, в Казахстане в частности. Умеренные салафиты, находящиеся сегодня не на последних ролях в госуправлении, политике Казахстана, убеждают верхушку страны в том, что у Казахстана и Саудовской Аравии много общего. Что едины религиозные корни, что у этих двух стран общие перспективы развития и так далее. Они играют на слабостях. Они убеждают, что Казахстан может и достоин быть реальным игроком на мировой арене, во всяком случае, в Центральноазиатском регионе. Разумеется, сама по себе эта идея очень заманчива. Это может подкупать. Я думаю, исходя из всех этих факторов и складываются все эти связи, вся эта система. То есть сейчас просто нет смысла обсуждать конкретные жамааты. Распространение джихадиcтского подполья в Казахстане совпадает с основными маршрутами нефти, газа. И это не может не натолкнуть на определённые мысли, что существует некий внешний проект. Службе национальной безопасности Казахстана, госорганам страны за всей это борьбой с отдельными радикальными жамаатами необходимо копать глубже, видеть дальше.

- Многие эксперты признают, что причины радикализации уже давно находятся внутри нашей страны. А вы намекаете на то, что сценарий всех эти радикальных поползновений написан кем-то извне?

- Так и есть. Повторюсь, это не мифы, не страшилки. По сути, за всеми этими исламскими центрами в Саудовской Аравии и других арабских государствах стоят другие страны. Одна из глобальных задач в этой большой игре - ослабление экономического партнёрства Казахстана и Китая, в частности, дестабилизация обстановки в Казахстане может привести к тому, что будет сокращён экспорт энергоресурсов в Китай. Это чисто экономические интересы, которые умело прикрываются, перемешиваются с деятельностью радикальных групп.

- В Казахстане не так давно глава государства подписал указ, в котором самыми обсуждаемыми стали статьи, запрещающие чтение намаза в рабочее время госслужащими, то есть в госучреждениях теперь нельзя устраивать молельные комнаты. Вы, как сторонний эксперт, что думаете по этому поводу?

- Я думаю, принятие и подписание данного документа было неправильным. Думаю, что авторитет светской власти в глазах верующих сильно ослаб. Хотя кризис в этой области нашей жизни давно назревал. Но процесс, который идёт в Казахстане, необратим. Процесс возвращения к исламу, к исламским ценностям наблюдается везде: как в странах дальнего зарубежья, так и в Кыргызстане, и Казахстане. Одно «но». В Казахстане за отсутствием каких-либо идеологических альтернатив так или иначе салафизм будет набирать вес. Проблема в том, что в Казахстане другие течения были просто выдавлены и не без участия светских властей. Это минус. В Кыргызстане же и это большой плюс существуют альтернативы салафизму, и эти течения в конкуренции за умы и души верующих не дают друг другу лидерства, не дают монополизироваться одному из них.

Проблема в том, что и наша, в Кыргызстане, и ваша, то есть казахстанская политическая элита, как элита многих мусульманских стран, больше ориентирована на западные страны, на западные ценности, западную модель развития. Одновременно мы видим, что западные модели не идеальны, что там тоже случаются проявления нацизма,
национализма и всего прочего. Одновременно в наших странах идёт отход от светскости, возвращению к исламу, к его ценностям. Многие казахстанцы могут возмутиться, ведь даже в России и Медведев, и Путин ходят в церковь, и их госчиновники имеют такую возможность, есть для этого возможность даже в армии, а в мусульманской стране - Казахстане - чиновники лишены возможности отправлять свои духовные потребности. И здесь на первый план выходит проблема о модели светскости. Как понимать светское государство? Где проходит грань? Отделение ли это религии от народа, как это было в нашем общем советском прошлом? Теперь же радикальные джихадисты получили повод обвинить власти в безбожии, тем самым заманивая в свои ряды новых членов. Как результат власти могут получить радикализацию умеренно настроенных верующих, в особенности молодёжи. Причем нужно учитывать, что всё сопряжено с социалкой, то есть в Казахстане эффект от ухудшения социальной жизни может «наложиться» на эти проблемы, и тогда последствия могут быть плачевными. К примеру, у нас в Кыргызстане мы всячески стараемся убедить власти, что нужно балансировать, что нельзя закручивать гайки, что нужно перетерпеть этот переходный период. В нашем парламенте есть молельные комнаты, они открываются во многих госучреждениях.

- Вот вы говорите «переходный период», а переход к чему? И долго ли этот период будет длиться?

- Я не могу сказать, сколько конкретно лет он будет длиться. Длиться он будет до тех пор, пока мы не найдём для себя уникальную, свою модель светскости. И мы, и вы у себя в Конституции написали, что являемся светскими государствами, при этом никто не может однозначно сказать, что такое - светскость? Светскость, о которой думали и которую подразумевали некоторые наши люди во власти,уходит в небытие. Сейчас, как мне кажется, нужно пересматривать понятие «светскости», нужно учитывать особенности нашего региона. И Казахстан, Кыргызстан всё-таки относятся больше к исламскому миру, а не к Западу, мы стоим на стыке культур, цивилизаций. На самом деле исламу должна быть отведена большая роль.

- Тем не менее есть ведь и на Западе примеры светскости, где, кстати, присутствуют и многочисленные группы мусульман. Почему не брать за основу их модель?

- Конечно, какие-то моменты можно посмотреть. Однако нельзя проводить параллели между Кыргызстаном, Казахстаном и странами Европы, например, Германией. Просто потому, что у нас мусульманские страны, у нас менталитет другой. Нельзя копировать модель другой страны. Например, к нам больше подходит модель Турции, но и у них подходы в отношениях государства и религии сегодня меняются. К тому же в Турции своя специфика - там верховенствует армия, там диктатура вооруженных сил. В Турции именно армия является гарантом сохранения светскости государства и Конституции страны.

Повторюсь, как казахстанское, так и кыргызстанское общество должны переосмыслить понятие светскости. Нельзя пользоваться этими понятиями в том виде, в котором они существовали в советском прошлом. Светскость тогда и светскость сегодня - разные вещи, вернее, должны быть разными. Нужно уйти от мифа, что религия - это что-то опасное для светской власти. Наоборот, ислам в будущем может стать основой для национальных идеологий, для государства. Другой вопрос: какой ислам? И тут государству необходимо приложить все усилия для развития интеллектуального ислама. Ислама не «просаудовского», не «пропакистанского», не «протурецкого», а ислама через призму наших реалий, наших особенностей. Подчеркну, должен быть модернизирован не сам ислам, а его методы и подходы. В Казахстане подход в решении вопроса должен быть не унифицированным, а предметным и специализированным для каждого региона. В зависимости от социального среза, от общей ситуации в религиозной жизни региона. Да, это очень сложный путь, но эту работу необходимо проделать. Иначе Казахстану не справиться с волной угроз.

- Звучит настораживающе. Что за угрозы вы имеете в виду?

- Сейчас перед вашей страной очень много вызовов. Перед Казахстаном их намного больше, чем перед Кыргызстаном. Казахстан - это огромная, богатая природными ресурсами территория. Есть этнические, национальные, языковые вопросы. Стоит открытым вопрос будущего страны в свете передачи власти от нынешнего главы государства. Существует и в последнее время обострилась межклановая борьба за ресурсы. То есть перед Казахстаном, перед казахстанским обществом сегодня и без того много вызовов, и к этому добавляется религиозная тематика. Это повод для беспокойства. Нужно искать баланс, нужно вести переговоры. Проблему религиозных радикалистов нельзя решить одним закручиванием гаек. Невозможно решить проблему политического ислама, а где-то и экстремизма, пока государство не станет союзником самого ислама. Пока государство не заговорит на понятном для верующих языке.

Простой пример. Сейчас существует множество социальных сетей в Интернете. Естественно, закрыться от них не получится. Через Интернет будет проходить, просачиваться так называемое религиозное мировоззрение. Разумеется, модернизация и технологическое оснащение не чуждо и мусульманским группам, исламским жамаатам. Нужно быть готовым к тому, что именно через глобализацию, через технологии будет происходить обширное проникновение ислама и сюда, в социальные сети, интернет-пространство. Он и сейчас здесь присутствует, но нужно быть готовым к ещё большему его росту. Чтобы успеть за этими процессами, нужно осовременить подходы в исламе.

- А что конкретно вы, как эксперт, можете предложить? Что значит «осовременить»?

- Мне кажется, государство должно приложить к этому усилия, чтобы в социальных сетях, вообще в интернете появились источники, где люди могли бы видеть альтернативу всевозможным джихадистским настроениям. К примеру, среди джихадистов популярны записи «проповедей», если их можно так назвать, того же Саида Бурятского. Вот ему и нужен оппонент, тот, кто так же красиво и убедительно мог бы говорить. Но этот человек должен призывать не к радикальному, а умеренному исламу. Разумеется, над этим нужно много работать. Государство должно помогать в той части умеренным лидерам, для идеологического противостояния, для идеологической работы. Но насколько политические власти готовы к такой работе - большой вопрос. Проблема в том, что это может привести к потере политического веса самих властьимущих. К сожалению, эта дилемма многими решается в свою пользу.

http://megapolis.kz/art/Kadir_MALIKOV_Radikalnie_dzhihadisti_poluchili_povod_obvinit_kazahstanskuyu_vlast_v_bezbozhii_

0 пікір