Дүйсенбі, 6 Сәуір 2020
COVID-19 ҚАЗАҚСТАНДА. Жұқтырғандар — 584. Жазылғандар — 42. Қайтыс болғандар — 6
Алашорда 4982 61 пікір 15 Ақпан, 2020 сағат 13:16

Пощёчина Турару Рыскулулы

Часть VІ

«Авторитарные режимы опираются на тёмные стороны

человеческой натуры, демократические – на её светлую сторону».

«Приблизительно в 1927 г., - утверждал бывший директор Казахской секции Центрального издательства народов СССР (сокр. Центриздат или ЦИН СССР. – С.А.) в 1922-1928 гг. Назир Торекулулы (Тюрякулов) в своих показаниях, написанных от руки в камере Бутырской тюрьмы осенью 1937 г., - в казахскую секцию ЦентрИздата стал захаживать Рыскулов и заводить с нашими сотрудниками какие-то разговоры на политические темы, сущность которых осталась мне неизвестна. Рыскулову я предложил больше не приходить в Центриздат. На этой почве возник спор. Я дал ему публично пощёчину и, схватив его за шиворот, выставил вон...» [1,  л. 95.].

Важно подчеркнуть, что публичную пощёчину получил да ещё выставлен за шиворот далеко не рядовой человек, а представитель Олимпа власти РСФСР. В момент инцидента Турар Рыскулулы (Рыскулов) занимал пост заместителя председателя СНК РСФСР, по современному - вице-премьер Правительства РСФСР. Если вспомнить, что современный Казахстан до 05.12.19136 г. являлся Автономной Республикой в составе РСФСР, то станет ясным, каких вершин власти добился Т. Рыскулулы. Отвесиший ему публично пощёчину Н. Торекулулы – последний год занимал должность директора Казахской секции (редакции) ЦИН СССР.

Замечу, это было пощёчиной всей казахской элиты «Алаш» рукой Назира Торекулулы. За что? – возникает естественный вопрос.

С момента посмертной реабилитации в 1956 г. по сегодняшний день, благодаря общим усилиям советско-казахских историков и их апологетов в Независимом Казахстане, а также писателей, поэтов и публицистов, Т. Рыскулулы обрёл ореол великомученика, безупречную репутацию, идеализированный, точнее – лунолики образ строителя советского Казахстана и его экономики [2], подлинного патриота отечества, защитника и объединителя не только казахского народа, но и всех тюркских народов Средней Азии вместе взятых [3]  и т.д. и т.п.

Но если подойти к недавней нашей истории и историческим личностям не с позиции советской идеологической догмы, а исходя строго из принципа истории как науки, как беспристрастность, объективность, подкрепленные подлинными историческими фактами, то откроется обратная - тёмная сторона луноликого образа Т. Рыскулулы. Тёмная сторона твердит – он одна из самых противоречивых фигур в новейшей истории Страны Великой степи. Из архивных и судебно-следственных материалов 30-х гг. следует, что среди казахской политической и интеллектуальной элиты он имел крайне негативную репутацию, как авантюрист, интриган, склочник (выражение начальника Восточного отдела ПП ОГПУ Я.Х. Петерса. – С.А.), провокатор, карьерист и доносчик Кремля. Приход в Казахстан в конце 1925 г. Филиппа Голощёкина (наст. имя и отчество - «Шая Ицкович». – С.А.) [4, обложка] в качестве партийного вождя республики, напрямую связывают с именем и деятельностью Т. Рыскулулы и ряда других (о которых речь в продолжении темы). Если быть точнее – с его секретными служебными записками и докладами И. Сталину об алашординцах и их единомышленниках в Казахской (до апреля 1925 г. «Киргизской». – С.А.) и Туркестанской АССР в 1922-1925 гг. Именно Голощёкин являлся главным организатором массовых репрессий 30-х гг. против казахской элиты, причём как алашординцев, так и казахско-советских руководителей (С. Садуакасулы, Н. Нурмакулы, С. Кожанулы и др.), массовой конфискации имущества населения, коллективизации и голода 1932-1933 гг., поставившего казахский народ на грань физического исчезновения.

Т. Рыскулулы был по-своему талантлив, инициативнен, решителен. Но его амбиций явно опережали его знания, жизненный, служебный опыты, общую культуру. Отсутствие этих черт как в зеркале отразились в его «секретных докладных записках».

Что касается самих «докладных записок» с грифом «секретно», то они прежде всего поражает воображение своими объемами (фото № 1-2). По своему содержанию и сути эти записки больше походит на рапорт платных агентов наружного наблюдения царской охранки царской России, или сексотов, доносчиков ОГПУ-НВД-МГБ-КГБ в советский период, чем на служебную записку человека, «проработавшего не жалея сили год с лишним» на посту главы СНК ТуркАССР или заведующего Восточным отделом Коминтерна в Москве.

(Фото № 1. РГАСПИ (Москва): Ф.17, оп. 85, д. 77. л. 199. Фотокопия.)

(РГАСПИ: (Москва): ф.17, оп. 85, д. 77. л. 200. Фотокопия.)

Мало того, из архивных источников следует, Турар писал на алашординцев не один, не менее десяток доносов, которые сейчас хранятся в архивах Казахстана (АП РК) и России (РГАСПИ, ГА РФ). Первые из них датируется 1922 г., один из последних (если он действительно последний) – апрелем-маем 1924 г. Они в основном адресованы Генеральному секретарю ЦК РКП(б) И. Сталину, небольшая часть - руководителям КазАССР Г. Коростелеву, С. Мендешулы (Мендешев) и др. Если собрать вместе хотя бы имеющиеся в руках «секретные докладные записки», в том числе фальшивые доклады, составленные якобы «молодежью» из Ташкента, казахских студентов из Москвы и т.д., а также частично зашифрованные телеграммы и письма Турара от 1922-1926 гг., то они составят солидную книгу-сборник. Только одна из них состоит трех частей, первая из которых в том хронологическом порядке, в каком она хранится в архивном деле, озаглавлена как «Препроводительная записка», состоит из 27 машинописных страниц, или 1,6 печатных листа, 2-я часть – «Приложение» и, наконец, 3-я часть с указанием адресата - «В ЦК РКП тов. Сталину». В архивном деле к записке также прилагаются: 1) Письмо начальника Восточного отдела ОГПУ Якова Петерса, 2) два секретных письма Т. Рыскулулы Кабылбеку Сарымулдаулы (Сарымулдаев), 3) снова письмо Я. Петерса полномоченному представителя ОГПУ в Сред. Азии тов. Бельскому, 4) выписка из письма ПП ОГПУ в СредАз Бельского Петерсу от 25.05.1924 г. за № 55 [5, лл. 203-288] и др.

Его секретные служебные доклады-доносы состоят из слухов, сплетен и домыслов, а также цитатов из газет алашординцев, как «Бірлік туы» («Знамя единства» - газета, основанная Мустафой Шокаем после Февральской революции в Ташкенте. – С.А.) и «Ақ жол» («Светлый путь» - газета, основанная Н. Торекулулы, С. Асфандиярулы, Г. Сафаровым и С. Кожанулы в Ташкенте в 1920 г. как официальный печатный орган ТуркЦИК. – С.А.), которые, по убеждению автора донесений, служат доказательством их «буржуазного национализма», «контрреволюционности» и «связи со всей международной контрреволюцией». В  «разоблачении» и наклеивании  на алашординцев всевозможных ярлыков, своей «революционной борьбой» с ее «врагами» он превзошел даже московских большевиков, открыто выслуживался перед ними. В установлении в «непролетарских» Казахской и Туркестанской АССР чуждой «пролетарской диктатуры», а также методах и средствах борьбы с ее «врагами» в лице алашординцев, он преподал московским «полусырым» коммунистам ярчайший пример, призывая их и своих единомышленников «не якшаться с ними». Он был первым из тех казахских большевиков, которых А. Байтурсынулы в своем письме А. Букейхану от 01.06.1925 г. едко сравнил с золотом «высочайшей пробы»: «Наши коммунисты не такие полусырые, как московские, а настоящие – 96-й пробы» [6, c. 398].

Т. Рыскулулы в лидерах «Алаш» видел своих конкурентов на своем пути к вершине власти и славы, и поэтому в своей яростной «революционной борьбе» с ними «по-большевистки» особо обременял себя соблюдением элементарных рамок приличия, морали, служебной этики. Например, в очередной секретной записке И. Сталину он пишет: «...Установлено фактами, что за 3 года своей упорной работы бывшая «алаш-орда» завоевала киргизские массы, господствует политически и духовно над ними, а компартия влачится по их милости в их хвосте. Я этот вопрос поднял в ЦКК (Центральная контрольная комиссия ЦК ВКП (б). – С.А.), достаточно представил фактов, докажу, что дело обстоит так. Что же, мы словесно говоря о «коммунизме» среди киргиз должны подчиниться теперь господству «алаш-орды»... связанную тонкими нитями со всей международной контр-революцией... Зачем тогда нужна была «левизна» 1920-1921 гг... когда в результате этого алаш-орда оказалась идейно господствующей и почему нас отдали тогда и отдают теперь на РАСТЕРЗАНИЕ этим алаш-ординцам» [5, л. 247]. «Главой всех их и идейным руководителем является Алихан Букейханов /псевдоним «Кыр-Баласы»/, - утверждал Т. Рыскулулы [5, л. 221].

Тем временем, каждый абзац его донесений полон «неопровержимыми уликами» и «вескими аргументами», вроде «оказывается», «по дошедшим до меня сведениям», «знаем через одного человека-очевидца», «всем хорошо известно» и т.п. Подобные «улики» мог ли бы послужить зеркальным отражением культуры самого автора. Тем не менее он, акцентируя внимание Кремля на то, что «на идеализме, а не на марксизме основаны взгляды Алаш-Орды», позиционирует себя как знатока марксизма-ленинизма – теоретических основ классовой борьбы, каким, например, являлся бывший основатель и глава Автономии Алаш А.Н. Букейхан. Лидер «Алаш», еще со студенческих лет увлекшись экономическим материализмом марксизма [7], вплоть до экспедиции Ф.А. Щербины и С.П. Швецова 1897-1901 и 1902-1903 гг.  по исследованию истории, культуры, быта и народного хозяйства Казахского края, оставался убежденным сторонником марксизма, был социалистом. С.П. Швецов в своей статье «Омская газета «Степной край и политическая ссылка», опубликованной в 1930 г. в советском журнале «Северная Азия», характеризовал его как «наиболее яркого выразителя марксизма», «даже - единственно яркого» [8, с. 112]. В результате глубого изучения истории и самобытной культуры казахов, его марксисткое мировоззрение эволюционировало в сторону национализма, который лег в основу статьи А. Байтурсынулы «Революция и киргизы» («казахи». – С.А.): «Благодаря существованию у казахов своеобразного социализма и коммунизма, вызванных жизненными условиями и благодаря отсутствию у них классовой дифференциации  и строгой разграниченности в предметах собственности, киргизский народ еще не ощущал особенной нужды в социалистическом строе» [9, с. 3].

(Фото № 1. Телеграмма Т. Рыскулулы и С. Кожанулы)

Что касается «марксизма» Т. Рыскулулы, то в 1925 г. в Москве между ним и А.Н. Букейханом состоялся диалог. Об этом в ответном письме А. Байтурсынулы от 23.06.1925 г. А.Н. Букейхан, тактично на упоминая имя Турара, написал следующее. Услышав от собеседника о его желании стать Лениным, А.Н. Букейхан напомнил ему древнюю притчу о том, как Бог Юпитер спустился на землю в образе быка. Обыкновенный бык, увидев это, решил стать Юпитером, чем вызвал всеобщую насмешку. «Если казахские коммунисты желают стать Лениным, то скатертью им дорога. Но когда я задал ему вопрос: «Казахские коммунисты, больше напоминающие того быка, смогут ли стать Лениным?», этот мой «торе» («начальник». – С.А.) изменился в лице и обиделся», писал лидер «Алаш» [6, с. 397].

В своих докладных записках-доносах Турар через абзац сам себе противоречит, приводя один и тот же «факт» из разных источников. Например, в одном абзаце он ссылается на домысел неизвестного лица:«...Мы знаем через одного человека-очевидца письмо Ал. Букейханова на имя Ходжанова», в другом абзаце: «Недавно  Ходжанов показывал мне его письмо, где Букейханов просит Ходжанова зачислить его сыновей на стипендию...» [5, лл. 222].

В нескольких эпизодах его деятельности ярко проявляются такие черты характера Турара, тщательно скрываемые историками-рыскуловедами, как двуличие, лицемерие и зависть. «Почему я не только не должен получить Орден Красного Знамени, - возмущался он в очередной записке И. Сталину от 24.04.1924 г., - а даже не должен упоминаться, когда перечисляют деятелей гражданской войны в Туркестане?» [5, л. 249]. Но приведу еще несколько примеров.

Первый эпизод. В ноябре 1922 г. за подписьями Рыскулулы и Кожанулы в ЦК РКП (б) поступила телеграмма, в которой требовалось немедленно освободить А. Букейхана из под ареста (фото № 3) во избежания волнений широкой массы народа, среди которых  он огромным авторитетом. Кстати, во многих трудах рыскуловеды этот эпизод подает как «доказательства» спасения Тураром лидера «Алаш», но при этом не упоминают о том, чем обернулось это спасение для А.Н. Букейхана. Он был арестован в октябре 1922 г. Каркаралы по ложным данным ОГПУ, но после телеграммы Т. Рыскулулы доставлен в Оренбург, откуда в добровольно-принудительном порядке последовал в Москву, где был изолирован до конца жизни.

Очевидно, Т. Рыскулулы, буквально месяц назад возглавивший СНК ТуркАССР, эту телеграмму подписал по настоянию С. Кожанулы. Но чуть более года спустя, в апреле 1924 г., в своём доносе Сталину он докладывает совершенно обратное: «По телефону через человека на днях обратился ко мне Ал. Бокейханов, прося приема (...). Я уклонился от свидания, тем более не знаком хорошо с ним», а в «Приложении» этого же доноса, где автор приводит список беспартийных бывших лидеров и членов Алаш Орды с подробной характеристикой каждого, наиболее обстоятельную из них получил именно А.Н. Букейхан. Из неё следует, что Турар знал даже псевдоним «мало знакомого» ему лидера «Алаш»: «Статьи и рассказы его под псевдонимом «Кыр-баласы» часто помещаются на страницах «Ак-жол» и приложениях к нему. Упорно проводит свою прежнюю идею, основанную на буржуазном идеализме. Он имеет ещё большое влияние и авторитет среди отсталых слоев киргизского населения и беспартийной интеллегенции. Поэтому его статьи на последних влияют гораздо сильнее, чем коммунистическое печатное слово».

Второй эпизод. В 1926 г. А.Н. Букейхан, как один из руководителей Антропологической экспедиции АН СССР, исследовавшей Адайский уезд (ныне Атырауская, Мангистауская, Западно-Казахстанская области. – С.А.) КазАССР, по завершению исследовательских работ (фото № 4), из Актобе отправился в Кызыл-Орду, где его ждали его соратники по «Алаш». В один из дней его пребывания в Кызыл-Орде, К. Сарымолдаулы замечает проезжавшую по улице карету с тремя пассажирами – А. Букейханом, С. Смагулулы (Садвокасовым) и Н. Нурмакулы (Нурмаковым), действующим главой СНК КазАССР. «Причём так они уважали Букейханова, - писал далее Кабылбек в своем заявлении от 02.09.1929 г. в проверочную комиссию КрайКома ВКП (б), - что даже т. Нурмаков сел на колени Букейханова. ...это явление еще раз меня заставляет окончательно прервать всякую связь с т. Садвокасовым» [10, с. 92]. Испытав «нехорошее впечатление» от увиденного, К. Сарымолдаулы, как доверенное лицо и адресат шифрованных писем и телеграмм Т. Рыскулулы, тут же доложил в Москву. Турар к этому моменту уже ряд месяцев занимал пост зампредседателя СНК РСФСР (вице-премьер правительства РСФСР. – С.А.), совершив тем самым фантастический, но и последний прыжок в своей карьере. Он «пригнул» на Олимп власти РСФСР с должности заведующего рядового отдела печати КазКрайКома ВКП (б) в Кызыл-Орде [11, л. 62], где ещё был назначен ответст. секретарём (глав. ред.) партийно-правительственной газеты «Еңбекші қазақ» (ныне «Егемен Қазақстан») [11, лл. 64-65]. С этой должности был предусмотрительно освобождён С. Садуакасулы в связи с его «перегруженностью работой» [11, л. 23]. Поработав за чуть более 2-х месяцев завотделом печати КазКрайкома ВКП(б) и, важно подчеркнуть, что Турар непосредственно  в КазАССР поработал всего 2 месяца (с 10.04 по 26.06.1926 г.), и в отсутствии С. Кожанулы, он уже навсегда закрыл его газету «Ақ жол», объединив её с «Еңбекші қазақ» [12,  л. 70]. Сам С. Кожанулы с поста 2-го секретаря КазКрайКома ВКП (б) в ноябре 1925 г. был также предусмотрительно отозван в Москву на второстепенную должность в ЦК ВКП (б). В свою очередь доклад К. Сарымолдаулы в Москву (Т. Рыскулулы) о трёх пассажирах одной кареты в Кызыл-Орде имел тяжкие последствия для одного из них. По возвращении А.Н. Букейхана в Актобе, где его ждали члены экспедиции для возвращения в Москву, он был немедленно арестован, в наручниках и под конвоем доставлен в Москву, где посажен в Бутырку. Хуже всего, этот «несанкционированный» визит в Кызыл-Орду для лидера «Алаш» стал самой последней поездкой на родную землю. Однако, изолированная жизнь в Москве не спасла его от доносов Т. Рыскулулы...

(Фото № 4. А.Н. Букейхан (первый слева в первом ряду) с участниками Антропологической экспедиции АН СССР. Актобе, 1926 г.)

Третий эпизод. В декабре 1933 г., во время кремации тела покойного С. Садуакасулы в Донском кладбище в Москве, вице-премьер Т. Рыскулулы не только выразил А.Н. Букейхану соболезнование по поводу безвременной смерти его зятя, но и сопровождал его во время этого процесса, свидетелем чего стал Д.А. Кунаев в свою бытность студентом в Москве [13].

Из секретных записок Т. Рыскулулы обращает на себя внимание другой важный момент. Если учесть тот факт, что первым и основным адресатом его записок-доносов являлся И. Сталин, то напрашивается единственный очевидный вывод – он свою «борьбу» с алашординцами согласовывал с ним, действовал строго по его инструкции и его же «большевисткими», точнее – отшлифованными на практике сталинскими методами. Его самоуверенность, напористость, решительность и  жестокость в «разоблачении» алашординцев, а также чрезвычайная смелость в критике даже верных ленинских большевиков, руководителей ОГПУ, как, например, Г. Сафарова, действующего начальника Восточного отдела ОГПУ при СНК РСФСР Я. Петерса, полномоченного представителя ОГПУ в Средней Азии Бельского и др., объясняется той высокой поддержкой из Кремля. Он даже не гнушался попыткой стравить И. Сталина против А.Н. Букейхана, приводя услышанные от третьих лиц слова лидера «Алаш» о том, что он «на старости лет не желает унижаться перед Сталиным» [5, л. 221].

Частично зашифрованное письмо Турара Рыскулулы Кабылбеку Сарымолдаулы свидетельствует, что автор не ограничился доносами на алашординцев, а также организовал широкомасштабную травлю алашординцев, целенаправленно вносил раскол среди молодёжи, студентов, цинично насаждал среди казахской политической и интеллектуальной элиты групповщину, чем придал групповой борьбе перманентый характер. Замечу, что именно «острая групповая борьба» стала для И. Сталина «веским аргументом» для назначения Ф. Голощёкина в КазАССР партийным вождём. Например, после поездки в Берлин, где в полпредстве СССР встречался с казахскими студентами немецких вузов (четыре казаха были направлены на учебу в Берлин Султанбеком Кожанулы, которые по возвращении в 30-е гг. были расстрелены как «враги народа». – С.А.), Т. Рыскулулы в апреле 1924 г. доложил И. Сталину, ЦК ВКП (б) и ОГПУ: «Я расколол тогда студентов» [14, с. 380].

Одно его письмо К. Сарымолдаулы раскрывает весь масштаб, методы, средства, истинные цели и объекты его деструктивной деятельности. «Здесь был оказывается Муратбаев (Гани Муратбайулы-Муратбаев - основатель первой организации комитета союза молодежи –комсомола - в Казахской ССР и первый ее лидер. – С.А.), писал он Кабылбеку, - и он постарался создать раскол среди кир.ком. молодежи. Большинство пока за ним, но теперь начнем работу, чтобы завладеть этой молодежью» [5, л. 256]. Автор письма также открыто пишет о том, что в ЦККА поступил фальшивый доклад, якобы «составленный от молодёжи в Ташкенте по поводу группы Ходжанова (Кожанулы) и «Алаш-Орды».

В письме далее в письме автор перечисляет свою просьбу из 28 пунктов. Но его просьба носит директивный характер (орфография сохранена; сокращены лишние пункты):

«1. Прежде всего напиши срочно, подробно и через какого-нибудь выдержанного коммуниста письмо, результаты докладов кир. молодежи и, что Вы в этом деле предпринимали;

2. Независимо от хода дела Вам /10-15 работников/ нужно срочно составить доклад в таком же духе с приложением материалов и прислать в ЦККА тов. Ярославскому;

3. Тоже самое, такие доклады направьте от других, пришлите список окружающих Ходжанова людей с характеристиками;

4. Напишите в Московские и Туркестанские газеты ряд статей на эту тему... Нужно действовать решительно;

... ... ...

7. Не жалейте сведений /конечно/ действительных в местное ГПУ;

8. Если молодёжь не дала того написанного /в 30-ти листах/ доклада, то подпишите Вы сами его и срочно высылайте в ЦККА в Москву. Если все экземпляры пропали, то телеграфируйте, я пошлю взятую мною копию;

9. Если молодежь не использовала, то пришлите /добудьте/ обязательно Те номера «БЫРЛЫК-ТУЫ»;

... ... ...

11. Переговорите со всеми узбекскими работниками, не исключая РАХИМБАЕВА и укажите на преступность поддержки вчерашних контр-ревоюционеров;

12. Разоблачайте каждого, назначаемого Ходжановым человека и их подолплеку;

13. Добудьте для ЦККА с переводом или пришлите лучше мне номера «Ак-Жол», где есть статьи КУСАТОВА, а также найдите «Ак-Жол» за 1921-1922 гг.;

14. По возможности план намеченный нами нужно привести полностью в исполнение – мы же сколько раз обсуждали, а теперь как будто бы получился разгром;

15. В ЦККА пришлите также полный список Алаш-Ордынцев деятелей с перечисление занимаемых ими постов;

16. Я в Оренбурге ездил к СЕЙФУЛЛИНУ и успел с ним переговорить. Они обещали принять меры со своей стороны и прислать материалы в ЦККА;

17. Старайтесь связь держать с своими работниками и не стесняться открыто и решительно выступать против «БРЛЫК-ТУЫНЦЕВ»;

18. ... Главное действуйте через ГПУ. Материалы, которые сами не сумеете использовать, высылайте мне срочно [5, лл. 256-258].

Как видно из этого письма, в «записках» от 1924 г. нападки Турара на алашординцев становятся более ожесточёнными и яростнее. К своим голословным обвинениям алашординцев, а также штампованным ярлыкам, навешиваемым «старым туркестанским большевиком» (так Т. Рыскулулы преподносит себя в своих записках. – С.А.) на ту же элиту «Алаш», вроде «буржуазные националисты» и «контреволюционеры», он добавил ещё более тяжкое обвинение, как «имеющих тонкую нить связи со всей международной контр-революцией». Тому были две важные причины. Первая, на ХІІ съезде Советов Туркестанской АССР, состоявшемся в начале января 1924 г., Т. Рыскулулы не был переизбран председателем СНК ТАССР, в связи с чем 16.01.1924 г. он покинул пост. Мало того, в очередном номере от 15.02.1924 г. белоэмигрантской газеты «Дни», издававшейся в Париже, была опубликована статья М. Шокая «В «Новом Туркестане», в которой автор подверг обоснованной острой критике объемную статью Т. Рыскулулы, опубликованный в трёх номерах газеты «Накануне» от  20, 25.10 и 03.11.1923 г. под названием «Новый Туркестан». Очевидно, её автор, будучи главой Туркестанского правительства (председатель Совета народных комиссаров ТАССР), пытался показать все успехи и достижения ТАССР под его личным руководством. Статью он предусмотрительно опубликовал накануне ХІІ съезда Советов ТАССР как свой отчет о проделанной работе с расчетом на переизбрание. Однако съезд его освободил, вслед за ним М. Шокай «разгромил» его по всем раздутым и преувеличенным «успехам и достижениям», противопоставив его припискам наглядные и неопровержимые факты из номеров большевисткой газеты «Правда», советского издания «Экономическая жизнь» и т.п. В предисловии своей статьи называя Т. Рыскулулы «коммунистом и номинальным председателем туркестанского правительства», М. Шокай дальше пишет: «Как исполнительному чиновнику, Рыскулову поручили противопоставить появившимся в зарубежной прессе данным о Туркестане другие, благоприятные для большевиков, сведения. И он рядом «фактических данных» дает «освещение теперешнего положения Туркестана». Не легко сжать советские «ножницы» в туркестанском вопросе и бедный Рыскулов вынужден прибегать к дутым цифрам, опровергать ... даже самого себя. Но будеv справедливы. Среди приводимых Рыскуловым «фактических данных» о Туркестане есть и действительно бесспорные. Это когда он говорит об историко-географическом положении и естественных богатствах Туркестана. Но советская власть здесь абсолютно не причем. За вычетом же этих, не по декрету советской власти существующих данных, все или почти все приводимые Рыскуловым «фактические» справки не соответствует современной туркестанской действительности» [15, т. 2, 480-481]. В основной части статьи М. Шокай  все «дутые» цифры Т. Рыскулулы опровергает его же более ранними фактами, а также данными из московской «Правды» и научного журнала «Экономическая жизнь». Остается добавить, что газету «Дни», как и другую печать белоэмигрантов, ежедневно читал И. Сталин [15, т. 2, 480-493].

Однако вместо того, чтобы признать свои ошибки, что было не к лицу большевику, Т. Рыскулулы, пытаясь любой ценой реабилитировать себя перед Центром, усиленно пишет «секретные докладные записки», обвиняя во всем алашординцев, поддерживающих «тонкую нить связи со всей международной контр-революцией» в лице М. Шокая и газеты «Дни» белоэмигрантов за рубежом. Здесь ярко проявилось еще одна черта Т. Рыскулулы как мстительность – беспринципно жестокая и беспощадная: «Если всё сказанное в докладе этом сопоставить с длинной статьёй известного Мустафы Чокаева, напечатанной недавно в эссеровские «Дни» о Туркестане в ответ на мою статью в «Накануне», где Чокаев указывает о получаемых им систематически из Туркестана материалов и справок, то становится ясным, что существует большая организация, имеющая связь с заграницей» [15, т. 2, 480-493]. А во втором письме Сарымолдаулы, он даёт ему соответствующую инструкцию: «Освещайте моё прошлое (Вам открыто говорить нужно, что Вы вместе со мной работали (16, 17 и т.д.) автономистом не был. Алаш-Ордынцем тоже и т.д.)» [5, л. 261].

Вполне логично, что Т. Рыскулулы в свою «борьбу» с деятелями «Алаш» пытался привлечь карательный орган Советской власти, как ОГПУ, чем вызвал серьезную озабоченность его руководства. Как ни странно, но именно ОГПУ выступило в защиту бывших лидеров и членов Алаш Орды. Начальник Восточного отдела ОГПУ Яков Петерс в личном письме к И. Сталину от 1924 г. информировал его, во-первых, о том, что «в виду развивающейся на вост[очных] окрайнах чрезвычайно острой групповой борьбы им дана строгая директива оберегать органы ОГПУ от этой борьбы», приложив к письму копию своей директивы и ответ Бельского на неё. Во-вторых, просил И. Сталина «обратить серьезное внимание на ту групповую борьбу и СКЛОКУ, которую ведёт тов. Рыскулов» и «дать директиву, как быть, или вызвать его лично» для подробных разъяснений.

В третьих – Я. Х. Петерс, указав, что «в письмах (Т. Рыскулулы) вообще много неверного», заявил: «Правда, я защищал бывших Алашординцев, которые к нам перешли и честно перешли против травли...» [5, л. 253] (фото № 3).

Однако Турар Рыскулулы был неумолим...

Отечественные историки-профессионалы, апологеты казахско-советской трактовки событий начала ХХ века, а также и их верные ученики в эру независимости, упорно лепят из Т. Рыскулулы «неутомимого борца за единство тюркских народов», «автора-носителя идеи о Едином Туркестане» [16]. Но факты свидетельствует о противоположном. Например, докладывая И. Сталину об итогах своей поездки в Оренбург в письме от 20.02.1922 г., Т. Рыскулулы предложил упразднить Казахскую АССР с непосредственным присоединением ее губерний (?) к России, выражая при этом уверенность, что «со стороны киргизского (казахского) населения никаких неудовольствий не встретит этот шаг, если не вйдет обратно» [14, сс. 390-391]. Следует особо подчеркнуть, что при поездке в Оренбург (столица КазАССР) в феврале 1922 г. Турар, вплоть до июля т.г. не занимая никакой должности, имел свободный вход к И. Сталину. Алашординцы называли идею о Среднеазитской Федерации «рыскуловской авантюрой», для чего имелись более чем серьезные основанию. В основе этой авантюры лежала идея разделения, точнее фактическая ликвидация Казахстана как самостоятельной национальной республики путем раздробления его на части - северные и южные, из которых северные области должны быть переданы в состав соседних губерний России [14, сс. 390-391], южные -  должны были войти в состав Среднеазиатской Федерации. Но эту авантюру, отвергнув в 1923 г., в 1925 г. Кремль уже сам выносит на повестку дня переговоров с руководством КазАССР, но дополнив её «фантастическим планом переселения казахского населения северных районов на юг, в пределы Семиреченского края», о чём А. Ермекулы заявил в своих показаниях от 15.11.1930 г.: «Что касается моей точки зрения в этом вопросе, то я этой точки зрения придерживался в 1925 г. В то время по разговорам с ответственными работниками я вынес впечатление, что в партийных органах стоял вопрос о включении Казахстана в Средне-Азиатскую Федерацию с переводом  таким образом Казахстана на положение союзной Республики. Но для этого ввиду преобладания в северных районах Казахстана русского населения, необходимо было провести там новое размежевание. В Москву были командированы тт. Ежов, Садвакасов от Крайкома и я от Госплана. Я тов. Ежову решительно высказал свою точку зрения, что для включения в Средне-Азиатскую Федерацию провести такое размежевание в северных районах Казахстана не в его хозяйственных и культурных интересах» [17, т. ІІ, с. 126-127].

Из этих примеров следует, что от рыскуловской идеи раздробления КазАССР отстояли и сохранили её в прежних границах именно бывшие алашординцы, воссоздавшие это государство в декабре 1917 г. в виде Автономной Республики Алаш.

В завершение материала следует отметить, что даже из поверхностного обзора и анализа деятельности Т. Рускулулы в 1920-1926 гг. следует единственный очевидный вывод, что им двигало непреодолимая жажда власти, карьеры и славы, ради которых он был готов на все. Он в достижений карьерных целей, в борьбе с конкурентом не гнушался никакими средствами, методами, начисто лишенный каких бы ни было принципов, морально-нравственных, этических рамок, жесток, последователен, решителен, двуличен, лицемер, мстителен и завистник.

В 1920-1930 гг. он был чуть ли не любимцем хозяйна Кремля И. Сталина за преданность ленинской (де-факто «сталинской») национальной политике в Центральной Азии, особенно за особую заслугу в «разоблачении» алашординцев в их «контрреволюционной» деятельности. В награду он получил пост заместителя главы СНК РСФСР – невиданно высокую должность для коренных жителей Казахстана и Туркестана, которого он занимал также неслыханно долго - целых 11 лет. Но вскоре вслед за алашординцами сам оказался «врагом народа». Реабилитрованный одним из первых - в 1956 г., он сегодня фигурирует в ранге национального героя. Его именем названы сотни объектов - целый район, населенные пункты, университет и  т.д. и. т.п.

Первоисточники:

1 ЦА ФСБ России (Москва). Дело Р-4975.

2 Коныратбаев О. М. Турар Рыскулов: общественно-политическая и государственная деятельность. Туркестанский период. — Алматы: Казахстан, 1994. — 448 с.; Джунисбаев А. А. Мусульманское бюро — проводник идеи суверенитета (1919—1920). — Алматы: Изд-во ИП Уатханов, 2011. — 245 с.; Коныратбаев О. М. Деятельность Турара Рыскулова на посту Председателя Центральной комиссии по борьбе с голодом в Туркестанской Республике. / — Жулдыз (Алматы). — 1992. — № 10. — С. 135—153; Роман-трилогия Ш. Муртазы «Қызыл жебе» («Красная стрела»): 1 и 2 книга в 1980, 3-я книга «Жұлдыз көпір» («Звездный мост», 1984); драмы «Қызыл жебе» (1987, совместно с Қ. Ысқаковым), «Сталинге хат» («Письмо Сталину», 1988), а также «Бесеудің хаты» («Письмо пяти», 1989).

3 Коныратбаев О. М. Турар Рыскулов и идея «Единый Туркестан» / «История национально-освободительных движений: путь к независимости». Материалы республиканской научно-теоретической конференции. КазНПУ имени Абая. 17 июня, 2011 года. — Алматы: КазНПУ имени Абая, 2011. — С. 33-41.

4  ГАРФ (Москва, РФ): Ф.111, оп. 1, д. 827. Лл. 8.

5 РГАСПИ (Москва, РФ): Ф.17. оп.85. д.77. лл. 204-288.

6 Бөкейхан Ә. Таңдамалы – Избранное. – Алматы: «Казахская энциклопедия», 1995. - 479 с.

7 Из Сибирской жизни: член Государственной думы от казахов Семипалатинской области Букейханов, Алихан Нурмухамедович.//«Наша жизнь», 1906. – 21 июня (4 июля). - СПб. – С. 3; «Семипалатинский листок». 1906. – 5 декабря. - Семипалатинск. – С. 3.

8 Швецов С.П. Омская газета «Степной край» и политическая ссылка. – М.: «Северная Азия». – 1930. - № 1. – С. 100-118.

9 Байтурсунов А. Революция и киргизы. – М.: «Жизнь национальностей». – 1919. – 3 августа. - № 29. - С. 3.

10 Алаш қозғалысы. Құжаттар мен материалдар жинағы. Қаңтар 1929 – шілде 1938. Движение Алаш. Сборник документов и материалов. Январь 1929 – июль 1938 гг. – Алматы: Ел-шежіре, 2007. – Т. ІІІ, книга 2. – 344 с.

11 РГАСПИ: . 17, оп. 25, д. 2, л. 62.

12  РГАСПИ: . 17, оп. 25, д. 17, л. 70

13 Аккулы С.  Д. Кунаев: Я виделся с Алиханом (Букейханом) лишь один раз. - e-history.kz, 25.09.2019 - https://e-history.kz/ru/publications/view/d_kunaev_ya_videlsya_s_alihanom_bukeihanom_lish_odin_raz__5477

14  Аманжолова Д. На изломе. Алаш в этнополитической истории Казахстана. – Алматы: Издательский дом «Таймс», 2009. – 412 с.        

15 Шоқай М. Шығармаларының толық жинағы: Он екі томдық. Алматы: Дайк-Пресс, 2013.

16 «Ана тілі». – 2019. – 25 декабря.

17 Движение Алаш: Сборник материалов судебных процессов над алашевцами. Трехтомник. – Алматы: ФФ «Ел-шежіре», 2011. – Т. ІІ. – 376 с.

Султан Хан Аккулы

Часть І.  Кто они – первые казахские большевики?

Часть IІ. Тёмная сторона луны или кто они - первые казахские большевики?

Часть IІІ. Правда об Амангельды Иманове, воспринимавшим слово «большевик» как «кипчак»

Часть ІV. Бахытжан Каратайулы: «Я был коммунистом до Ленина»

Часть V. Кольбай Тогысулы: «С Лениным я давно находился в дружеской переписке»

Abai.kz

61 пікір